Elika Z.
I was an Angel, living in the Garden of Evil
Название: this swirling storm inside
Автор: madasaboxofcats
Переводчик: Elika Z
Рейтинг: Т
Жанр: джен
Пейринги: Регина Миллз / Робин Гуд, Регина Миллз / Леопольд, Регина Миллз / Эмма Свон (пре-фем)
Сюжет: Уже не впервые она кого-то теряет, и это даже не первый раз, когда она теряет Генри, а последний, и сейчас Регина одна, не осталось ничего, что она могла бы потерять. Таймлайн - после 3х11. Потерянный год в Зачарованном Лесу, после сцены у городской черты и до того момента, как Крюк нашел Эмму.
Ссылка: здесь
От переводчика: вот чувственно и сильно, любимая работа автора, наравне с coda. Да, мне не нравится в целом уклон в сторону чувств к Эмме и пренебрежение Робином, но здесь пре-фем, все просто дышит безысходностью. Так мне здесь нравится практически все, особенно неопределенные отношения со Снежкой, смена в восприятии Прекрасных как таковых.

Днями после, она изо всех сил старается сосредоточиться на Генри.
Генри в безопасности.
Без нее.
Генри счастлив.
Без нее.
У Генри есть семья.
Без нее.
Генри любим.
Очень и очень.
Генри в безопасности, в безопасности, в безопасности.
Генри ее покинул.

***

Уже не впервые она кого-то теряет, и это даже не первый раз, когда она теряет Генри, а последний, и сейчас Регина одна, не осталось ничего, что она могла бы потерять.

***

Когда Эмма въехала в Сторибрук с Генри в придачу, Регина поняла, что это вскоре случится. Ее сын отыскал другую маму, и каждый день она понемногу теряла его.

- Я нашел свою настоящую маму, - сказал он, и ее сердце, что бы от него не осталось (после Дэниела, после проклятья) разбилось.

Эмма приехала, чтобы забрать ее сына. А затем был турновер, дурацкий турновер, который едва не стоил ей всего (Генри – Генри ее все), Генри оказался на больничной койке, такой неподвижный, такой холодный, такой маленький и такой одинокий. Проклятье пало, и правда – дурная, кричащая правда – вырвалась наружу. Она была Злой Королевой, а Генри, Генри, Генри был больше не ее маленьким принцем, а их. С Эммой.

Она старалась вцепиться покрепче, усилила хватку и удерживала его рядом с собой, но слишком близко, надеясь, что он полюбит ее в ответ, что он как-нибудь поймет (потому что он Генри, смышленый и проницательный, и мудрый не по годам), Злая Королева – только часть ее истории. А когда Генри учился управляться с мечом и верховой езде со своим дедом, а не с ней, она попыталась отстраниться, позволяя ему быть счастливым. Ее дом пустовал, комната Генри больше не хранила его запах.

Затем появилась ее мать (она пока еще не может думать о своей матери). Потом были Тамара и Грег – Оуэн, маленький милый Оуэн, которому она нравилась; но он не полюбил ее и покинул, как все остальные. Затем сработал триггер, и над ними нависла опасность. Но были слова: «Я тоже тебя люблю» и было прощение; она могла вдохнуть запах его волос, когда он обнял ее, - вот что должно было стать их последними моментами.

Он с ней, а не с ними, и хотя конец близок, это была победа, и на вкус она оказалась слаще, чем Регина могла себе представить. Все эти годы ее злость и тьма кружили вокруг нее, а она хотела покоя. Она нашла покой в Генри, в любви, которую он наконец-то смог вернуть, полностью осознавая, кто она – Регина, мэр Миллз и Злая Королева (почти полностью осознавая – так много в ее жизни останется для него тайной, потому что так много ужасного было в ее жизни; не стоит повторять вслух вещи, которые она совершила и которые совершили в отношении нее).

Разумеется, все было слишком хорошо, чтобы длиться долго.

***

Она прощалась с Генри в течение ряда лет.

***

- Я не очень-то знаю, как любить, - сказала она ему однажды и смотрела, как он выбегает через парадные двери.
Сейчас она знает, как любить его, удержать рядом с собой, не принуждая, как быть семьей.
Хотела бы она, чтобы у нее был шанс ему это продемонстрировать.

***

Генри в безопасности.
Генри счастлив.
Генри любим.


***

Когда она берет Эмму за руку и дарит ей жизнь, о которой сама мечтала, это становится первым бескорыстным поступком со времен спасения ребенка на взбесившейся лошади. Даже видя, как она увозит сидящего на пассажирском месте Генри, Регина не испытывает сожалений. По крайней мере, Эмма будет счастлива, раз ей этого не дано. Эмма заслуживает такую жизнь.

В конечном итоге, она не пыталась отнять Генри.

Регина едва не рассмеялась ироничности момента: наконец-то она избавилась от Спасительницы, женщины, превратившую большую часть двух последних лет в ад, а сама добровольно подарила ей счастье и желает, чтобы та не уезжала. Приятно иметь союзника, чтобы не быть совершенно одной.

***

Она остается со Снежкой в замке, в котором они когда-то жили; обе скорбят о своих потерях.

Они живут в разных комнатах, в разных уголках дворца, но однажды ночью сталкиваются в северной башне. Стоят молча, пока Снежка не признается, что беременна, - шепотом, словно стыдится, а не испытывает радость, как будто она обменяла новую жизнь, зарождающуюся внутри нее, на взрослую дочь, которую оставила в дереве и которую собиралась покинуть во второй раз, оставшись в Нэверлэнде. Ее беременность лишь вызывает муки совести вместо радости. Регина не говорит ей успокаивающих слов, но также не получает удовольствия от страданий Снежки. Она думает, это уже что-то.

***

Они ей часто снятся, и во снах Эмма готовит завтрак, а Генри поливает цветы. Регина несколько озадачена: не видит ли она что-то помимо сна? Но затем замечает зеленеющие растения и вспоминает, что садовник из Генри неважный, – шестилетний Генри плачет, потому что он залил водой ее базилик и угробил растение – и отметает эту идею.

Ее сны – всего лишь сны.

Она по нему скучает.

***

(Она также скучает по Эмме, но в этом труднее признаться, потому что ей не полагается по ней скучать. Этим правом обладают Снежка и Прекрасный, но не она).
(Но она все равно скучает, немного, только потому что Эмма так похожа на Генри; в общем-то изначально она просто скучает по Генри).

***

Снежка и Прекрасный делят дни на подготовку к рождению ребенка и разработку плана по возвращению Генри и Эммы.
После нескольких недель (она полагает, что прошли недели, но время здесь обманчиво, и трудно сориентироваться без заседаний совета и крайних сроков сдачи бюджета, и без школьных спектаклей – в третьем классе Генри исполнял роль половины дома Джека в постановке «Джек и Бобовый стебель», и Регина едва не лопалась от гордости) к ней за помощью обращается Снежка.

С помощью магии они найдут способ вернуть Эмму, убедят вернуться домой.

Регина отвечает, что не может (о, как бы она хотела), просит Снежку уйти, и как только та закрывает за собой дверь, она опускается на пол и плачет.

Генри счастлив, счастлив, счастлив.

Это все, о чем она может думать, чтобы не разбилось сердце.

***

Она позже объяснит.

Она слишком сильно хочет преуспеть, и ничего не может с этим поделать. Но у них нет никаких шансов.
Такова цена проклятья.

Ее проклятья, но когда она смотрит в лица Прекрасных – не такие молодые или преисполненные надежды, как обычно – она видит, что это также и их проклятье.

Она должна испытывать радость по этому поводу, размышляет Регина, наконец-то благодаря своим деяниям она получила желаемое – сломленную Белоснежку, - но может испытывать только печаль и что-то, напоминающее раскаяние.

***

В некоторых ее снах, они счастливы и смеются, и совсем по ней не скучают.
В других они кажутся встревоженными, как будто догадываются, что что-то не так. Она позволяет себе поверить, что они понемногу вспоминают.
Она не знает, какой из снов хуже: где они счастливы без нее или наоборот, где ее попытка подарить им счастье провалилась.

***

В день рождения Генри она встречает Робина и Роланда.
Роланд так сильно напоминает ей Генри, а Робин чем-то похож на Эмму, и на мгновение они дарят ей улыбку среди этой боли, и этого достаточно.

***

Она не знает, когда начала скучать по Эмме отдельно от Генри, но так случилось.
Ее окружают люди, излучающие свет и добро, но все, чего хочет она – сесть рядом с чьей-нибудь тьмой и существовать.
Именно это оставила ей Эмма.

***

Снежка снова обнаруживает ее в северной башне. Сюда она приходит подумать, попытаться найти способ, чтобы вернуть их домой, не разрывая материю реальности (потому что, даже зная, что не должна, она не может бросить попытки. Но она никогда не скажет об этом Снежке).
Она бывает здесь не каждую ночь, но большую часть ночей в эти дни (она так давно их не видела и начала забывать, как смеется Генри), потому что все не может так закончиться.

Она еще не смирилась.

Она не спасительница, но возможно она сумеет их спасти.

(Но опять же, спасая их, не разрушит ли она их снова? Их счастливую жизнь, счастливые воспоминания обратятся в прах, как только они взглянут в лицо реальности – злая мама, неприятный соперник. Волшебный мир? Чушь! Может быть, спасение заключается в том, что их просто надо оставить в покое?).

(Вот почему она злодейка, ее эгоизм не знает границ, даже если они выстроены на счастье ее ребенка).

Снежка стоит рядом с ней, но не делает попыток завести разговор. Такое иногда случается: они молчаливо оказывают друг другу поддержку, скучают по своим детям.

Слова Регины едва слышно.

- Я скучаю по ним.

Даже если Снежка замечает, что она произнесла «по ним», а не «по нему», она ничего по этому поводу не говорит. Все, что она скажет: «Я тоже», и на этом разговор закончится.

***

Снежка украшает детскую мобилем с единорогами.
Регина позволяет Роланду заплетать себе волосы.
Она обе постепенно замещают своих детей.

***

Она видит тату Робина и покорно сдается судьбе.
Думает, что эта судьба будет счастливее.
Но, лежа рядом с ним в его кровати, она пытается принять то, что ей было дано. Она старается не думать о Леопольде, потому что не должна, не может чувствовать то же самое.
(но все равно чувствует, немного).

***

У Снежки рождается девочка, ее называют Корой – новая жизнь за жизнь отнятую.
Регина не знает, что чувствовать по этому поводу.

***

Иногда она думает, что должна смириться с тем фактом, что их больше нет рядом, что Генри счастлив, он в безопасности и любим – этого она всегда ему желала.

Но не может.

Какие бы нежные чувства не вызывал в ней Роланд (славный мальчик, добрый и доверчивый), он не Генри, его не достаточно, не сейчас, когда часть нее думает, что сможет заполучить Генри обратно. Чертово проклятье.

Кажется, Робин все понимает.

- Мы для тебя лишь временная замена, не так ли? Пока ты не вернешь их? – спрашивает он как-то ночью, когда они вместе кончили. Он нависает над ней, а она пытается, пытается, пытается не думать о Леопольде.

Она отвечает:

- Да, - и он только кивает, целует в лоб, а затем ложится рядом, чтобы поспать.

Он хороший человек.

Хотела бы она его полюбить.

***

Спустя месяц после родов Снежки и почти год с момента, когда она смотрела, как исчезает в клубах фиолетового дыма выстроенная ею жизнь, она придумывает возможное решение для сложившейся ситуации, способ вернуть их. (Генри и Эмма захотят жить в реальности – Эмма сама так сказала возле городской черты). Именно такое рациональное объяснение дает Регина, именно так оправдывает себя и мирится с идеей. Она заберет данную ею счастливую жизнь, но именно этого они бы и хотели.

Снежка, с младенцем на руках, собирает всех участников и воплощает ее план в жизнь.

Регина отчаянно старается не надеяться на счастливый исход.

***

Позже, когда они вместе со Снежкой оказываются запертыми в темнице Румпельштильцхена, схваченные Зеленой Ведьмой и охраняемые летучими обезьянами, Снежка произносит заезженную фразу; Регина сдерживается, чтобы не придушить ее.

- Они найдут нас.

- Они не знают о нашем существовании.

- Ну, и что. Мы их семья. Они нас найдут.

Регина хочет ей верить, хочет слепо верить, что дочь Белоснежки и ее сын (потому что она Спасительница, а он – Генри, разве когда-нибудь «операции» заканчивались неудачей, если они брались за их выполнение?), но не может. Вместо этого она сосредотачивается на единственной мысли, которая поддерживает ее, которая имеет значение, когда поднимается этот вопрос.

Они в безопасности.
Благодаря ей.
Они счастливы.
Вместе.
Они любимы.
Ею.
Она прислоняется к стене темницы и выдыхает.

@темы: Аднажды, my ff, ff