Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
21:54 

Run this town tonight, Regina Mills / Emmett Swan

Elika Z.
I was an Angel, living in the Garden of Evil
Название: Run this town tonight
Рейтинг: R я определилась с рамками жестокости
Пейринг: Регина Миллз / Эмметт Свон (основной) там еще по ходу могут быть какие-то
Сюжет: Эммы Свон не было никогда, - как сказал тогда Принц в подземелье, "это мальчик". Эмметт, он же Спаситель, попадает в Сторибрук волею судьбы и маленького несносного чудовища, который оказался ему сыном.
Предупреждения: поскольку Эмметт немного пижон, немного мудак намеки на инцест, насилие
От автора: мухаха, я предвкушаю кульминацию истории. Когда я ее закончу. Закончу ли я ее вообще?

Однако им вскоре довелось встретиться по несколько неожиданному поводу.

Стеклянные двери распахнулись, и Эмметт, щурясь от холодного белого света, с недоверием перешагнул порог магазина, оставляя за спиной припаркованную прямо на тротуаре служебную машину вместе с собравшейся небольшой толпой недовольных людей, чей привычный вечерний моцион грубо прервали, бесцеремонно выпроводив на улицу. Самое обычное происшествие, имеющее место в больших городах по сотне раз на дню, тем самым стало очередным событием. Сам Эмметт по началу воспринял звонок за неудачную шутку и до последнего ждал подвоха. У мисс Миллз было своеобразное чувство юмора, но не настолько. Все походило на простое недоразумение. Да, именно так Эмметт и думал.

Его уже ждали: в глазах немногочисленных присутствующих в торговом зале читалась облегчение, боязливость, надежда и нетерпение, - все зависело от того, в чье лицо посмотреть. На последнем он особенно задержал взгляд и позволил себе урезанный кивок, преисполненный сдержанной вежливости, после чего получил подобный в ответ. Генри удостоился приободряющей полуулыбки одними губами. Мальчик, до этого нервно поглядывающий на улицу через стеклянную витрину, заметно расслабился и повеселел.

- Наконец-то, - простужено прогнусавил продавец и утер лоб скомканной салфеткой. Эмметт даже не посмотрел в его сторону.

- Что ж, раз шериф сумел найти время и явился на вызов, нам здесь больше делать нечего, - сухо заметила Регина, не отводя взгляда от Эмметта, словно хотела убедиться, что он поступит правильно и не станет ей перечить. Она поправила рукой сползавшую с плеча сумочку и легким движением убрала волосы с лица. - Пойдем, Генри, - она покровительственно положила ему руку на плечо, пресекая любые попытки вырваться из-под ее неусыпного контроля или, того хуже, броситься на глазах немногочисленных свидетелей к блудному отцу. Позволять им видеться - это одно, и в этом случае ее действия принимали за великодушие, но прилюдно проявлять эмоции в ее присутствии? Такое она легко могла бы расценивать за личное поражение.

- Но, мадам мэр, - несмело возразил Кларк (Эмметт соизволил, наконец, взглянуть на криво пришитую к белому халату бирку с именем), слепо ища рукой на прилавке свежий бумажный платок, лежавший в беспорядочной россыпи сладостей. - Мальчик украл...

Пара шоколадных батончиков не стоили того, чтобы перечить мэру, и Эмметт с сочувствием посмотрел на этого идиота.

- Мой сын ничего крал, - отрезала Регина, и у любого человека хватило бы здравомыслия, чтобы с ней в тот момент не спорить. Холодная сталь в ее голосе полосонула по горлу владельца, тонким надрезом разрывая голосовые связки, лишая несчастного голоса и силы духа. Он шмыгнул носом и в отчаянье посмотрел маленькими покрасневшими глазками на хранившего до сих пор молчание шерифа, надеясь на его поддержку. При виде этого Генри беспокойно переступил с ноги на ноги и отчего-то боязливо взглянул на Эмметта. Но это не шло ни в какое сравнение с тем страхом, что увидел сам Эмметт, переведя взгляд на стоявших в стороне двойняшек, до этого ничем не выдававших свое присутствие здесь. Они смотрели точно себе под ноги, покорно склонив головы. Брат крепко держал за руку сестру, которая едва заметно дрожала. Почувствовав на себя взгляд, она несмело подняла голову и умоляюще посмотрела на Эмметта, отчего тому стало слегка не по себе. Эта девочка с густыми светлыми волосами показалась ему знакомой, но он так и не успел разглядеть ее лица, потому что раздраженный голос мэра заполнил собой опустевший зал, и при звуках ее голоса, ребенок поспешил спрятать глаза.

- Можете уже приступать к выполнению своих обязательств, шериф, - Регина вновь продемонстрировала свое великодушие, как билет на аттракцион невиданной щедрости.

Если Эмметт и решил придерживаться своего плана относительно дружбы с Региной, то в тот момент благополучно об этом забыл и не сдвинулся с места, когда Регина решила уйти вместе с сыном.

- В чем дело? - недовольство слышалось в словах, ударившихся ему в грудь. Ее нетерпение было столь очевидным: с таким же успехом она могла бы посмотреть на часы и прицокнуть язычком.

- Сначала проясним ситуацию и составим протокол - спокойно произнес Эмметт, стараясь отогнать непрошенное чувство удовольствия от самого факта неповиновения ее воле. В его действиях было много от буквы закона и немножко эгоизма. Ведь на самом деле он не меньше нее хотел убраться отсюда поскорее: у него болели глаза от этого белого света, такого же стерильного и холодного, как и сам магазин.

Дерзить Регине позволить мог себе не каждый. Но он был нужен ей; так, по крайней мере, считал парень. Оценивающе сузившиеся глаза мисс Миллз засвидетельствовали непростую и жаркую внутреннюю борьбу. Кажется, Регина в тот момент сама задалась вопрос, а так ли шериф ей необходим.

Нет ни одного шанса, что присутствующие не почувствовали возникшее напряжение, передавшееся как будто бы воздушно-капельным путем. Генри, слегка вжавший голову в плечи, опасливо переводил взгляд с матери на Эмметта и обратно.

- Мальчик украл деньги из кассы, - выпалил на одном дыхании Кларк, воспользовавшись заминкой. Интуицией он определенно не обладал, прочувствовать удачные и неудачные моменты для вступления в разговор был не способен.

- Что? - непроизвольно вырвалось у Эмметта, о чем он тут же пожалел, увидев, как сглотнул Генри и бессознательно придвинулся поближе к матери. В этом простом движении скрывалась их самая большая проблема: неважно, что мальчик считал Регину Злой Королевой из книги сказок, что говорил и как часто обижался, - в моменты слабости и страха защиту он искал в ее руках. Можно было сколько угодно рассуждать на тему того, что этой незримой привязанности она не заслужила, но только не Эмметту об этом говорить. Он прожигал последние десять лет в клубах, пьяных барах и задымленных комнатах сомнительных друзей, пока Регина растила некогда брошенного Чарли в соответствии со своими понятиями материнской любви.

Названная мисс Миллз на секунду прикрыла глаза, словно старалась сдержать эмоции и не обрушить свой гнев на присутствующих; возможно, ее останавливало присутствие сына, из-за чего она была вынуждена вести себя цивилизованно. В рамках ее личного определения границ такого поведения, разумеется.

- Мы попусту тратим время, шериф. Зачинщиками и виновниками произошедшего являются эти дети, - она с долей брезгливости кивнула в сторону двойняшек. - Вызывайте их отца, забирайте в участок, - мне все равно. Просто делайте свою работу.

Он был готов оставить ее здесь, продержать в участке просто потому, что она прямо велела ему этого не делать. Но ему следовало отказаться от этой идеи. Ему придется уступить, потому что хочет он того или нет, но эта необъяснимое желание наказать мисс Миллз принимало все новые формы. Самые жестокие версии из них были надежно заперты и спрятаны на чердаках сознания и доставались без его ведома лишь случайно. Маленькие беззлобные способы этой странной мести, что, благодаря новой должности, в широком ассортименте теперь хранились под рукой были настолько притягательны в своем исполнении и определенными моментами буквально заставляли его губы шевелиться. Вот только сейчас все грозило перерасти в неприятную ситуацию с сопутствующими жертвами. Ни Генри, ни эти дети не заслуживали подобного отношения к себе. Они не были малолетними преступниками и отпетыми хулиганами, чтобы их везли в участок, пусть и за мелкую кражу. Они не должны были быть вовлечены в их личные разборки с Региной, потому что Генри уже достаточно пострадал от их стычек в этой порой грязной игре; потому что в противном случае сам Эмметт будет ничем не лучше нее. Пора было проглотить свою гордыню и эмоции, и отступить, пока задетая за живое женщина не предприняла никаких действий в своей обычной беспардонной и эгоистичной манере.
В свете всеобщего внимания, что было направленно на него здесь и явственно ощущалось спиной через стекло, Эмметт выбрал наименьшее из зол и отошел в сторону, - в буквальном и фигуральном смысле, - на миг покорно склонив голову в честь прошествовавшей мимо Регины. Она задержалась на секунду, когда их плечи поравнялись, чтобы проинструктировать его о дальнейших действиях.

- Отчитываться по этому делу будете лично мне, - и удовлетворилась очередным кротким кивком в ответ.

Шум с улицы разлился по залу, пока стеклянные двери вновь не стали для него непроходимой преградой, отрезая всех от внешнего беспокойного мира и заметно поредевшей толпы людей, за которой скрылись мать и сын.

Эмметт знал, что поступил правильно, - насколько это было возможно в сложившейся ситуации. На его месте Грэм поступил бы также, однако сейчас шерифский значок и представляемая им должность сидели на нем как никогда плохо. Пожалуй, Мэри Маргарет им бы гордилась в тот момент, но сам Эмметт подобных чувств не разделял. Ему хотелось залезть под обжигающе горячий душ и скрести жесткой щеткой кожу, пока она не станет красной и чувствительной, лишь бы смыть это ощущение гадливости к самому себе. Но сейчас об этом не могло идти и речи - ему еще предстояло разобраться в происшествии, тогда как он позволил одному из соучастников беспрепятственно покинуть магазин только для того, чтобы убаюкать свое чувство вины перед ним и выслужиться перед его матерью.

- С тобой все в порядке? - обеспокоенный голос Мэри Маргарет вывел Эмметта из состояния задумчивости. Поздний ужин их проходил по обычному сценарию, в котором хозяйка говорила много и вдохновенно, а он выступал в роли благодарного слушателя.

Задержавшись из-за случившегося на работе, Эмметт вернулся в квартиру позже обычного и был удивлен, застав Мэри Маргарет дома, - надоевший ему Дэвид в последний момент вспомнил, что у него, оказывается, есть жена, которую тоже стоило поощрить вниманием. Эмметту оставался равнодушен ко всем межличностным отношениям супружеской пары, особенно сейчас, после непростого разговора в участке. Все это не выходило из головы, и ни горячий душ, ни тараторящая Мэри Маргарет от мыслей этих не сумели его отвлечь.

- Что ты знаешь о Тилманах? - невпопад спросил он, давно потеряв нить разговора, - в их случае, монолога. Прокручивать сцену произошедшего в участке в уме стало просто невыносимо. Парня не покидало ощущение, что он по незнанию упускает самую суть. Картинка не складывалась, как ни крути имеющиеся фрагменты, и он решил, что взгляд со стороны будет как раз кстати.

- О детях или об отце? - раздался голос из кухни.

Эмметт поднял взгляд и с удивлением заметил, что обеденный стол убран и протерт, а раковина не полнится немытой посудой. Немного утомленная Мэри Маргарет с полотенцем на плече стояла, прижавшись поясницей к столешнице. Она невесомо опиралась на нее обеими руками.

Насколько же глубоко он ушел в себя, если даже не заметил окончание ужина?

Мэри Маргарет продолжила выжидающе смотреть на него, и Эмметт, будто бы спохватившись, поспешил ответить:

- Обо всех.

Ему нужно было знать все, что только возможно. Никогда не предугадаешь, что в конечном итоге пригодится.

- Майкл работает автомехаником, у него есть собственная мастерская в конце главной улицы. Ник и Ава двойняшки, учатся в классе с Генри.

Эмметт нетерпеливо кивнул, все это было ему известно. Он еще по дороге в участок вспомнил, отчего эти дети кажутся ему
знакомыми. На пару с еще живым шерифом они разнимали на школьном дворе Миллза-младшего и разозлившегося сына Тилмана. Что послужило поводом к их драке Эмметт не знал до сих пор, а Генри каждый раз хмурился и уклончиво уходил от ответа, явно давая понять, что тема ему неприятна.

- А почему ты интересуешься?

Намеченное свидание с Дэвидом подтолкнуло ее поспешить домой после работы, и история с кражей денег из кассы местного магазина не коснулась ни ее глаз, ни ушей. Эмметт вкратце рассказал ей о произошедшем в сухой, лаконичной манере, но она все равно не сумела сдержать обеспокоенного вздоха и поспешно прижала ладонь к губам.

- Если детям что и грозит, так только выговор дома, - поспешил успокоить ее Эмметт, вспомнив недовольное лицо Майкла Тилмана, рассеянно поглаживающего по голове дрожащую дочь. Но, как всегда, Мэри Маргарет принимала такие истории близко к сердцу. Заверений не хватило, чтобы удержать ее на месте, и она обогнула стойку и села напротив, с тревогой взглянув на Эмметта.

- А что же Генри, он в порядке?

Судя по лицу, она искренне волновалась за мальчика, как за родного, и Эмметт в который раз непроизвольно удивился, что такие чуткие люди еще живут в этом лицемерном мире. Но следующая мысль заставила его помрачнеть: он вспомнил, как позволил личному отношению повлиять на свои, как предполагалось должностью, беспристрастные поступки.

- Я отпустил их с Региной домой, - неохотно поделился он, стараясь при этом не отвести взгляд. Неуместное и, казалось, давно забытое чувство совести, все еще грызло его за это послабление.

Понимание проступило на лице Мэри Маргарет, и она осторожно коснулась тыльной стороны ладони парня.

- Ты поступил правильно, - тихим голосом приободрила она его, и Эмметт слабо улыбнулся: как быстро они поменялись местами утешающего и утешителя. - Уверена, все это было лишь недоразумением. Генри ни в чем не виноват.

Добрые слова ее имели эффект прямо противоположный, и вонзились подобно иглам в висок, отчего Эмметт непроизвольно поддался назад и отдернул руку, высвобождаясь от прикосновения.

- В чем дело?

При всей простоте своей, это был сложный вопрос. Эмметт и сам не мог ясно сказать, что же сейчас произошло. Тяжелая фраза с трудом ворочалась на языке, никак не желая быть озвученной. Почему-то признаться Мэри Маргарет в совершенном Генри поступке было также постыдно, как если бы это было дело рук самого Эмметта. Он же, помимо прочего, в произошедшем сыграл не самую лучшую роль, и что бы хорошего не видела в этом Мэри Маргарет, она не знала главного - мотивов его действий.

Она расстроится, узнав всю правду, возможно, станет немного презирать в глубине души или, что еще хуже, пожалеет. Ее же мнение, наряду с мнением Генри, за эти месяцы в Сторибруке, стали для него слишком значимыми.

Секундная стрелка отмеряла время как-то особенно громко, отчего-то заметил про себя Эмметт. Отмалчиваться более не
представлялось возможным, и он, скрепя сердце, решил, что хоть часть правды, но сказать придется.

- Я не думаю, что он не виноват, - наконец произнес он и усилием воли заставил себя посмотреть Мэри Маргарет в лицо.

В первый момент, она восприняла это как шутку и застыла, словно ждала, когда же он воскликнет «Поверила!» и по-детски рассмеется. Эмметт не засмеялся. Он даже не улыбался.

- Что? Зачем Генри это делать?

Эмметт неопределенно пожал плечами. У него были свои догадки по этому поводу, но делиться ими он не спешил: не хотел, чтобы этим ненароком зацепило Генри или тех детей. Непонятное желание защитить последних, - хотя казалось бы, какое ему до них дело, - создавало в сознании путаницу. Он зашел в тупик, пытаясь разобраться в причинах и следствиях, возводил препятствия из невесть откуда взявшегося чувства долга в своей речи, не давая ходу мысли и теряя суть.

Мэри Маргарет могла помочь.

Мэри Маргарет умела слушать, не осуждала и всегда поддерживала. Но притворялась она из рук вон плохо. Если он поделиться с ней своими сомнениями, расскажет об Аве и своих предчувствиях, сможет ли Мэри Маргарет вести себя с ними и их отцом как ни в чем не бывало? Девочка была готова довериться ему, и Эмметт боялся спугнуть эти проблески доверия, рассказав все пусть даже и милой школьной учительнице, самому доброму человеку, которых парень только знал в своей жизни.

Его руки снова коснулись, на этот раз робко, словно боясь, что он вновь отпрянет.

- Эмметт, - ласково позвала его Мэри Маргарет. Ему было приятно слышать звуки собственного имени из ее уст, - отчего-то оно казалось роднее, - и промолчать становилось сложнее.

- Ты можешь все мне рассказать, ты же знаешь, да?

Кивок. Он не доверял себе в тот момент и опасался, что язык предаст его.

- Почему ты думаешь, что Генри к этому причастен? Мэр Миллз обеспеченная женщина, ему нет нужды красть деньги.

По-видимому, она избрала другую тактику - задавать наводящие вопросы.

- Мне не кажется, что он крал для себя.

В своем удивлении Мэри Маргарет широко распахнула глаза.

- Для них?

И снова кивок.

Он ожидал, что Мэри Маргарет продолжит расспрашивать, но что-то поменялось в ее лице. Она убрала руку, а вместе с тем забирала с собой тепло прикосновения, и кинула быстрый взгляд на большие настенные часы, что всегда спешили.

- Уже поздно, давай спать, - устало предложила она, вставая из-за стола.

Эмметт нахмурился. Разговор закончился уж слишком скомкано, Мэри Маргарет ни с того, ни с сего решила побыстрее закрыть тему. Как будто что-то стало ясным для нее, и она испугалась, что Эмметт тоже об этом узнает.
Некоторое время он молча наблюдал, как она переставляет посуду, протирает столешницу возле раковины и расставляет по местам разномастные кружки. Ее небольшого роста не хватило, чтобы поставить на верхнюю полку перевернутой единственную чашку с отколотым краем из давно утерянного сервиза.

- Давай помогу, - с опозданием предложил Эмметт, поднимаясь на ноги. Мэри Маргарет, не поднимая головы, передала ему ущербную чашку.

Легкой болью отозвались растягиваемые мышцы обожженного бока, но это не помешало заметить краем глаза, что девушка внимательно следит за ним, непроизвольно кусая губы в абстрактной попытке удержать правду. Однако же стоило чашке секунду спустя занять свое законное место, Мэри Маргарет поспешно отвела взгляд и снова повернулась к нему спиной, на этот раз, чтобы аккуратно повесить еще влажное кухонное полотенце на спинку барного стула. Она что-то вспомнила, пыталась вести себя как обычно, но уж слишком старалась.

Так и есть, притворяться она не умела.

Не было смысла ее расспрашивать, - сейчас все будет выглядеть слишком очевидным, как не юли, - а попытаться выведать правду между делом он сможет и завтра. Тем более, ему действительно хотелось спать.

На следующее утро поговорить не вышло: словно чувствуя его намерения, Мэри Маргарет собралась пораньше. Язычок замка на входной двери цокнул вслед юркнувшей хозяйке как раз в тот момент, когда Эмметт открыл глаза. Толику досады по этому поводу с кожи пришлось выводить прохладными струями душа. В конце концов, это ее квартира, и ей придется сюда вернуться, убедил себя Эмметт, неспешно поглощая остывший омлет с зеленью. Кроме того, он всегда может навестить ее в школе, загнать в угол и слегка встряхнуть, чтобы та поделилась своими соображениями. С Генри же так не получится, и придется немного поломать голову, чтобы вывести мальчишку на чистую воду. Не хватало еще испортить с ним отношения из-за и без того некрасивой ситуации. Эмметт не сомневался, что Регина только обрадуется такому повороту и как акула, учуявшая кровь, обязательно придет позлорадствовать. Поэтому нет, ему бы не хотелось предоставлять ей лишнюю возможность поплеваться желчью.

Однако вся эта история не давала ему покоя и не выходила из головы ни по дороге на работу, ни в самом участке. Он бесцельно перекладывал бумажки по столам, даже заглянул в пыльный архив, отобрав пару коробок за подписью прежнего шерифа. Секундная стрелка на часах должно быть сломалась, потому что время как будто стояло на месте, и парень не знал, чем себя занять.

Инцидент был исчерпан еще вчера; он не стал заводить дело и просто оставил запись в журнале текущих событий по просьбе Тилмана-старшего. В той просьбе не было необходимости, Эмметт и сам собирался ограничиться строгим предупреждением. За исключением драки на школьном дворе, ни в каких более серьезных происшествиях дети замешаны не были; по крайней мере на это не указывали рапорты в участке. Тилманы вообще не отличались от среднестатистической американской семьи: не было записей о нарушениях общественного порядка или неуплаченных налогах. На это имя даже штрафа за парковку в неположенном месте не выписывали, убедился Свон.

Телефон предательски молчал, сколько бы Эмметт не кидал на него умоляющих взглядов. Он надеялся на любое незначительное происшествие, любой вызов – лишь бы лишить себя возможности думать о вчерашнем. Но Сторибрук решил прожить еще один мирный и спокойный денек, пока его шериф умирал от скуки.

Как назло, не звонила даже дотошная мадам мэр, чтобы по обыкновению проконтролировать. Она любила власть, но еще больше любила ее демонстрировать и не упускала случая напомнить о своем наивысшем положении в простой пищевой цепи Сторибрука. С упоением, прикрытым за маской брезгливого недовольства, Регина наблюдала, как он, скрипя зубами от досады, перед ней отчитывается. Заканчивалось все одинаково, и каждый получал свое: парню доставалась полнившаяся превосходством издевательская улыбка, а мисс Миллз за его счет самореализовывалась. Эмметт называл этот периодически повторяющийся процесс политической мастурбацией. Причина подобного поведения в его случае крылась даже не в дурном характере самой мадам мэра, сколько в его дерзком отказе от сотрудничества. Должно быть, он совсем отчаялся, раз был готов в очередной раз выслушивать ее скучающий недовольный голос.

Спустя примерно час Эмметт сдался, когда понял, что уже несколько минут смотрит на какой-то отчет и не может продвинуться ни строчкой дальше даты. Вздохнув, он закинул все папки со старыми делами обратно в коробку и неосознанно посмотрел на телефон. Тот все также безмолвствовал.

Парень еще несколько раз обошел кабинет по кругу, прежде чем решился сам набрать номер. Не пришлось даже задумываться и вспоминать, пальцы сами жали на нужные кнопки.

- Это шериф Свон, - поспешно представился Эмметт, не успело доведенное до автоматизма «офис мэра Миллз» коснуться слуха. – Соедините меня с мэром. Это важно, - добавил он, прежде чем выдрессированная секретарша поинтересуется, назначено ли ему.

Не зная, чем занять руки, он начал карандашом выводить на выпавшем старом рапорте бессмысленные символы.

- Надеюсь, это действительно важно, потому что у меня и без вас хватает дел, - не стала обременять себя вежливым приветствием Регина, заранее задавая тон беседы. Ее раздраженный голос сразу дал Эмметту понять, что она не настроена отвечать на его вопросы.

Так дело не сдвинется с мертвой точки.

- Что вы делаете на обеде? – в последний момент парень решил отойти от заранее намеченного плана. Набирая мэра, он собирался спрашивать совершенно о другом, но сейчас у него неожиданно появилась идея.

- Очевидно, обедаю, - был дан все тот же раздраженный ответ. Ничего другого Эмметт от нее и не ждал. – Вы для этого мне позвонили?

Наверное, у нее чесались руки кинуть трубку, чтобы избавится от необходимости тратить время на неудавшегося союзника, и ради собственного удовольствия Эмметт отсчитал пару лишних секунд, прежде чем заговорить вновь.

- Жду вас в час в участке, - спокойно проинформировал он. Карандаш закатился под пустующий лоток для почты, а сам Эмметт вальяжно откинулся на стуле и закинул ноги на стол, предвкушая ее реакцию.

- С какой это стати? – Регина не разочаровала и наполнила голос холодной яростью до краев. Еще бы, ведь ему хватило наглости в один момент разрушить ее выверенные планы.

- Это по поводу вчерашнего происшествия, и Генри…, - начал Эмметт, лениво разглядывая сбитый носок левого ботинка, но Регина его резко перебила.

- Мой сын не имеет никакого отношения к тому, что совершили эти невоспитанные дети.

Пауза между словами была чуть дольше обычного, и это говорило о том, что либо мадам мэр действительно разозлилась, либо пыталась быть предельной ясной. В любом случае, фраза давала понять, что в этом вопросе поставлена жирная точка. Никто в здравом уме не осмелился бы ей после такого возразить. Не собирался совершать эту ошибку и Эмметт.

- Я не утверждал об обратном. По протоколу, как единственному законному родителю Генри, вам нужно расписаться в одной из форм.

Телефон был инструментом лжи, пусть и не таким идеальным, как бездушная компьютерная переписка, но за разговором было достаточно просто скрывать истинные эмоции и намерения. Как ребенок, чья шалость практически удалась, Эмметт с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться, когда услышал на том конце провода короткий прерывистый вздох и последовавшее за ним согласие. Он точно знал, на что нужно было надавить, чтобы избежать ненужных вопросов и упреков. При личной встрече ему, скорее всего, не удалось бы остаться столь бесстрастным и так гладко лгать, но по телефону он неплохо справлялся. За его деловым тоном вряд ли кто-то разглядел бы подвох. Кроме, пожалуй, Голда - тот сам был редким пройдохой. Плевать, даже если Регина потом раскроет его ложь. Речь шла о настоящем, и он просто сойдет с ума, если не разберется с мучившими его мыслями здесь и сейчас.

- Ждите меня в половину второго, - сухо сообщила мисс Миллз. И как ей только удавалось звучать так, словно это она назначила ему встречу, а не наоборот? – И, шериф Свон, проследите, чтобы Руби больше уделяла внимания заправке моего салата, чем вашему неприкрытому флирту.

Речь закончилась короткими гудками, - Регина сказала, что хотела, а его мнение по этому поводу ее не интересовало. Ко всему прочему, у нее отлично получалось заставлять всех думать, что они ей должны, так что свой пост мэра при всех недостатках принадлежал ей по праву. Последнее замечание даже вызвало у него улыбку. С таким же успехом Регина могла бы напрямую сказать, что знает о его связи с местной официанткой.

Скинув ноги со стола, парень как следует потянулся, чтобы стряхнуть с себя остатки скуки. Эмметт уже чувствовал, как тело охватывало приятное волнение. Похрустев пальцами, он прикинул в уме, сколько всего ему нужно успеть сделать до обеда. Придется поднапрячься, но это было определенно лучше, чем удручающее бездействие.

На губах Эмметта, не скрываясь, играла довольная улыбка, когда он пододвигал к себе клавиатуру, - в ближайшие двадцать минут ему нужно было придумать несуществующую форму, которую Регину приедет подписать.

***


В его отношении со временем изменений не намечалось: они не ладили с утра, а к обеду еще больше рассорились. Если до этого звонка оно беззлобно над ним издевалось, до неприличия замедлив свой ход, то сейчас рвалось вперед, как связка гончих из преисподней по душу грешника. Пришлось срочно расставлять приоритеты и раздавать поручения на ходу. Стало как-то особенно заметно, что рядом не хватает человека, на которого можно было положиться. В таком случае напарник был бы кстати, но расширять штат городской совет больше не считал целесообразным, - то была инициатива Грэма, которую похоронили вместе с ним.

К счастью, с обедом его выручила Руби. Она неопределенно хмыкнула в трубку в ответ на его просьбу завезти в участок стандартный обед мэра, но расспрашивать не стала, словно чувствовала, что он и так спешит. У нее вообще была на удивление хорошо развита интуиция. Разумеется, она совсем не тонко намекнула о чаевых, и они оба знали, что речь шла не о деньгах.
Пользуясь тем, что одной проблемой стало меньше, Эмметт поспешил ко школьному двору, надеясь успеть к началу большого перерыва. На его счастье, обед у детей начинался раньше, что предоставляло возможность задать интересующие вопросы.

Однако, как выяснилось, он зря считал, будто бы Мэри Маргарет не сможет от него ускользнуть. Завидев его издали, она машинально кивнула и, сказав что-то другому преподавателю, - высокому светловолосому парню с футбольным мячом в руках, - поспешила скрыться в здании школы.

Ситуация становилось откровенно смешной.

Эмметт хотел последовать за ней, но совершенно случайно наткнулся на Генри, едва не сбив ребенка с ног. Мальчика это нисколько не расстроило, наоборот, он разулыбался, когда узнал налетевшего на него человека.

- Привет! – со свойственной детской восторженностью поздоровался он и поправил съехавшую на глаза шапку. - Что ты тут делаешь?

Вопрос поставил Эмметта в тупик. Он приехал сюда в надежде поговорить с Мэри Маргарет, и еще не успел придумать, как лучше подобраться к щекотливой теме в разговоре с Генри. Но мальчик так обрадовался их случайной встрече и с какой-то долей надежды смотрел на него снизу вверх, все еще зажимая подмышкой дурацкую книгу сказок, что у Эмметта не хватило духа сказать всю правду.

- Привет, малыш. Я просто хотел тебя увидеть.

Маленькая ложь того стоила: улыбка ребенка стала еще шире.

- Как ты? - зачем-то неловко добавил Эмметт.

Простой вопрос отчего-то взволновал Генри, и это было не радостное возбуждение. Радостная улыбка сошла на нет. Эмметт буквально кожей чувствовал его тревогу. Это озадачивало. Может, Генри все еще переживал по поводу вчерашнего или подумал, что Эмметт решил с ним об этом поговорить?

- Пойдем, - выдохнул он вместе с облаком пара, понизив голос, после чего как ни в чем не бывало взял его за руку и потянул за собой в сторону пустующих скамеек. Удивительно, насколько привычно было чувствовать детскую ладошку в своей руке, как будто это была самая естественная вещь в мире.

Нельзя было не заметить, что они заняли лавочку подальше от шумной компании детей и наблюдавших за ними взрослыми. На несколько секунд между ними повисло молчание. Генри собирался с мыслями, нервно ерзал на месте и болтал ногами, а Эмметт просто сидел и ждал, с наслаждением вдыхая сладковатый морозный воздух. Он на мгновение даже забыл, что ограничен во времени назначенной встречей в участке. Однако недовольство Регины по поводу непунктуальности волновало его гораздо меньше переживаний Генри. А его мать все равно найдет причину придраться.

Генри сжал края книги, словно ища в ней поддержку. Он глубоко вздохнул несколько раз.

- Это я взял деньги, - наконец, произнес он, не поднимая глаз. Неужели он так боялся увидеть на лице парня осуждение?

Чтобы еще больше не смутить его, Эмметт обвел глазами двор и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь:

- Я знаю.

Мальчик тяжело вздохнул, но, видимо, приободрился, потому что краем глаза Эмметт заметил на себе его взгляд. Он спрятал мерзнущие руки в карманы куртки и как ни в чем не бывало продолжал наблюдать за снующими по двору детьми.

- И я знаю, что ты взял их не для себя.

В его словах не было упрека. Возможно, там прослеживалось немного гордости, но Эмметт не мог сказать наверняка. Не силен он в таких вещах. Другое дело, Мэри Маргарет, она бы нашла правильные слова, чтобы поощрить ребенка за проявленную смелость.

- Можешь ничего не отвечать, просто кивни, хорошо? - наконец посмотрел на него Эмметт, лениво прищурив один глаз. Он старался выглядеть расслаблено и немного беспечно, надеясь, что это состояние передастся Генри и поможет его разговорить. Мальчик плотно сжал губы, словно боялся проговориться, и отвел взгляд. Эмметт заметил, как он нервно поглаживает большим пальцем острый край твердой обложки.

А затем Генри коротко кивнул.

- У них неприятности? – Эмметт нарочно не называл имен, чтобы ребенок не чувствовал себя предателем чужих секретов. В этот раз кивок был едва уловим.

- Это кто-то из школы? Старшеклассники пристают?

Пауза затянулась. Судя по сосредоточенному лицу, Генри что-то активно обдумывал.

- Все нормально, ты же хочешь им помочь, - попытался успокоить его Эмметт.

- Я не знаю, она мне так и не сказала, - скомкано признался он и тут же замолчал.

Значит, Эмметт не ошибался, и дело было в этой девочке.

- Мне нужно знать больше, чтобы защитить их, если у них действительно проблемы, - слегка надавил парень, пытаясь выяснить, не знает ли Генри больше, чем говорит, но тот никак не отреагировал и продолжал смотреть перед собой. Все стало ясно, когда Эмметт проследил за напряженным взглядом. Как в отражении, на противоположной стороне двора, аккурат на против них сидели двойняшки Тилманы. Похоже, они также избегали компании других детей. Николас держал за руку сестру, которая, кажется, была расстроена, и что-то говорил ей на ухо, время от времени посматривая на проходящих мимо ребят.
Конечно, с такого расстояния трудно было что-то разобрать, но вот их поза кое о чем Эмметту сказала.

Словно заметив на себе чужой взгляд, Николас поднялся на ноги и потянул Аву ко входу в школу. За все это время он так и не отпустил ее руку.

Смутная догадка шевельнулась в сознании.

Он защищает ее.

- Этот ее брат, Николас, почему вы с ним подрались? - словно между делом поинтересовался Эмметт.

Генри, помрачнев, только сильнее сжал злополучную книгу. В той драке ее тоже здорово потрепало.

- Ну же, - подбодрил его Эмметт и шутливо потряс за плечо. - Обещаю, я не буду осуждать.

- Я не знаю, - промямлил Генри, всем своим видом давая понять, что эта тема ему неприятна.

Было ясно, что он не договаривает: мальчик снова избегал взгляда и, по всей видимости, ушел в себя. Странно было видеть его таким рассеянным; обычно при встречах он не мог усидеть на месте и беспрерывно тараторил, едва успевая переводить дух. А сейчас общение у них не клеилось.

Пожалуй, на сегодня хватит.

Давить на ребенка не было смысла, да и Эмметт устал ждать и вытягивать из мальчика слова едва ли не клещами.

Отголоски школьного звонка сообщили, что перемена подошла к концу. Это так же означало, что через полчаса в участке Эмметту предстояло одно непростое дело, которое потребует от него выдержки и прозорливости.

До школы они шли молча. Эмметт, жмурясь, ловил на лице холодные лучи зимнего солнца, Генри понуро плелся рядом и казался расстроенным.

- Что-то изменилось, - сказал он на последок, когда они прощались на ступеньках. Генри говорил отстраненно, но лицо его было на редкость серьезным.

- Изменилось? - непонимающе переспросил Эмметт, стараясь перекрыть гомон детей, взбудораженных, с раскрасневшимися на холоде лицами, которые спешили обратно в школу. В ответ он получил уже знакомый кивок.

- Для них все стало только хуже, когда ты приехал.

Выдав эту убийственную фразу, Генри, без каких-либо дальнейших объяснений, влился в поток учеников и скрылся из виду.

Кажется, Мэри Маргарет была не единственной, кто скрывал от него правду о Тилманах.

Наверное, Регина настолько хотела отыграться за свое фиаско в участке, что сначала перенесла их встречу на свою территорию, а затем просто отказывалась воспринимать всерьез его подозрения. Вымышленных бумаг и доставленного обеда, оказывается, было мало, чтобы убаюкать уязвленное эго.

- Вы серьезно полагаете, что их притесняет отец? - без интереса спросила она, протягивая ему подписанные листы. - Боюсь, он виноват лишь в том, что не оказывал должного внимания их воспитанию. Надеюсь, вы успели ознакомиться с местными законами, - мы здесь за подобные преступления не сажаем.

То, что в будущем ему придется не раз и не два сталкиваться с таким прохладным восприятием даже серьезных вещей, Эмметт не сомневался. Каким бы горячим не было первоначальное предложение тесной совместной работы, мисс Миллз к нему оттает не скоро.

- Они побаиваются его, - не отступал парень. - Брат не отходит от сестры ни на шаг, защищает ото всех.

Удивительно, насколько складно и убедительно все представлялось в голове, настолько притянутым и даже нелепым казалось на словах.

- Если это все ваши доказательства, то вы не очень хороший полицейский, мистер Свон, - Регина наслаждалась собой и даже не пыталась этого скрыть, - так же, как отсутствие заинтересованности к теме. Она поднялась из-за стола, и Эмметт сначала решил, что его сейчас выпроводят из кабинета, но нет, мэр прошла мимо. Бросить в ответ что-нибудь язвительно-острое хотелось, но не представлялось возможным: дразнить человека, поддержки от которого ищешь идея плохая, как ни крути. К тому же, на ум ничего достойного не шло. Поэтому он молчаливо проводил ее взглядом до столика с хрустальным графином.

- Этому есть тысяча объяснений, и все законные, - ее голос переплетался со звуком воды, заполняющий стакан на треть, и звучал отдаленно. - Я видела много плохих родителей и несчастных детей и знаю Тилмана не первый год, - она на секунду замолчала, посмотревшись в зеркало над столиком, словно бы проверить макияж или узреть собственное торжество. Однако на деле казалось, что ее отвлекла иная мысль, спровоцированная собственными словами. Как бы то ни было, женщина достаточно быстро вернула себе чувство реальности, потому что когда она повернулась, в ней ни было ни намека на отстраненность. - Поверьте, он невиновен в том, в чем вы его столь легкомысленно обвиняете.

Ей дела не было до этих детей, но происходившее не давало Эмметту покоя.

- С ним что-то не так, я чувствую это. Как будто что-то изменилось, - продолжал настаивать Свон, морально готовый отражать в ответ что угодно: насмешки, недовольство тратой времени в пустую, - одним словом, все то, что очевидно крутилось у мэра Миллз на языке, но так и осталось не озвученным. Потому что она не сказала ничего, словно он убедил ее. Словно на какое-то мгновение она поверила, что все, что он ей здесь сказал - правда.

Неспешный глоток был призван сокрыть легкое замешательство, но лишь усилил эффект. Кажется, Регина это поняла и попыталась сгладить момент.

- Я окажу содействие со своей стороны, как только вы предоставите мне нечто большее, чем личные подозрения, - заняв свое привычное место за мэрским столом, без удовольствия заключила она тоном, нетерпящим возражений и не требующим объяснений. Аудиенция подошла к концу.

Не желая видеть удовольствие на лице парня, мисс Миллз сделала вид, что полностью поглощена очередным документом, и взгляда на шерифа больше не поднимала, полностью игнорируя его присутствие.

Столь холодное поведение не могло испортить Эмметту радости от исхода разговора, и он вовсе не старался скрыть свое удовлетворение.

- Я вас понял, мадам мэр, - кинул он напоследок. Вряд ли формальная вежливость была такой уж высокой платой за выход из этого кабинета победителем.

***

Казалось бы, он должен был немедленно ринуться в бой, стоило только получить согласие мэра. Однако на деле все вышло абсолютно наоборот - у Эмметта не было ни единой мысли, с чего ему стоит начать. В сочетании с легкими отголосками тревоги и вины за свое бездействие, отсутствие идей перетекло в пульсирующую боль, прочно засевшую в области висков. Попытка отвлечься за счет рутиной бумажной работы в пустом участке с треском провалилась, - он просто не был способен хоть на чем-то сосредоточиться. В итоге, остаток рабочего дня прошел впустую.

Не слишком помогла ему и Гренни, поставившая на стойку стакан с виски.

- Бедные детки, - заметила она, когда Эмметт спросил ее о Тилманах, и он встрепенулся. Отчего-то ему подумалось, что уж Гренни должна что-то знать. - Хорошо еще хоть с отцом повезло, иначе пропали бы ребятки.

Она говорила с сочувствием, ее симпатия Тилману-старшему была очевидна, и Эмметта это раздражало. Как бы ужасно это не звучало, но он ожидал услышать совсем другую историю. То, что Тилман чист по бумагам еще ни о чем не говорило. Эмметт повидал разных людей-оборотней примерного поведения в глазах закона и общества, которые обращались в животных, стоило входной двери за ними закрыться. Он просто нутром чувствовал, что дело здесь было нечисто. Но будто в насмешку над ним все как один утверждали, что Майкл Тилман достойный гражданин своей страны, примерный отец и ...

- Что случилось с женой? - неожиданно громко даже для самого себя выпалил Эмметт, невольно привлекая внимание окружающих. Гренни поморщилась и с неудовольствием посмотрела на пустой стакан с подтаявшим льдом, поставленный прямо на стойку. Но Эмметту уже было все равно. Он только что понял, что не уделил должного внимания матери двойняшек, поднимая архивы исключительно по Майклу. И почему он раньше об этом не подумал?

Его возбужденность и взбудораженность нисколько не коснулась хозяйки кафе.

- Ничего, - просто ответила она и убрала стакан со стойки.

- Ничего? - эхом повторил Эмметт. Невозмутимость Гренни немного сбила его воодушевленный настрой.

- Не было у него жены, насколько мне помниться. Майкл даже не знал, что отцом станет, пока к нему не пришли.

- Кто не пришел? - совершенно запутался парень.

Где-то за спиной раздался звук бьющегося стекла, и Гренни вытянула голову, чтобы оценить ситуацию; Эмметт даже не обернулся. Судя по спокойному, пусть и недовольному лицу женщины, это была простая неосторожность, а не сигнал грядущей драки.

Вот и славно. Потому что у Эмметта не было ни малейшего желания разводить перебравших посетителей по камерам.

- Так что там с Тилманом? - нетерпеливо напомнил он.

- Да ничего, - по односложным ответам было заметно, что тема Гренни утомила. Равно как и пристальный взгляд шерифа. - Детей принял без вопросов, с тех пор и растит, старается. Правда, давно уже сюда не заглядывал. А у него какие-то неприятности? - неожиданно с подозрением посмотрела она на парня.

Понимая, что разговор уходит совсем не в то русло, Эмметт уверил ее, что все хорошо и поспешил сменить тему, после чего расплатился и покинул кафе.

Пусть он и не узнал всего, что хотел, но дело хотя бы сдвинулось с мертвой точки. Ну, по крайней мере, ему так казалось.

***

- Мать умерла при родах, насколько мне помниться. И почему ты вдруг Тилманами заинтересовался? - спросила Руби, выкручивая красную помаду.

Ответа на этот вопрос Эмметт и сам не знал и теперь рассеянно водил пальцам по еще влажной простыне.

В самом деле, откуда взялась эта навязчивая идея? Не вызывай она в нем столько омерзения, парень уже давно бы бросил странную затею призвать к ответственности человека, которого никто не подозревал.

- Насколько хорошо ты его знаешь? - вместо ответа невпопад спросил он, смотря на противоположную стену. Надеяться на откровение не приходилось, но ему просто был нужен взгляд со стороны. При всей кажущейся недалекости, Руби была вполне смышленой девушкой с любовью к вульгарным нарядам, хорошей сплетни и жесткому сексу. Ее нюх на подобные вещи был поистине феноменальным и замечала она многое.

- Майкла? - Руби внимательно разглядывала свое отражение - не вышла ли где-нибудь за края губ? - Не слишком хорошо.

Убедившись, что все в порядке, она повернулась к парню и поправила перекрутившуюся лямку лифчика. Белье на ней сегодня было как будто специально подобрано в тон к помаде.

- Я с ним не спала, если ты об этом, - с наигранным неудовольствием заметила она, хотя Эмметт ничего такого не имел в виду. Впрочем, будь это так, вряд ли бы Руби всерьез обиделась. И вот теперь она демонстративно натягивала облегающие джинсы, повернувшись к нему спиной.

За повисшим молчанием отчетливо слышалось мерное тиканье настенных часов. Вставать не хотелось совершенно.

Скорее всего, Мэри Маргарет уже дома и ждет его на поздний чай, ставший их маленькой традицией. Пусть они и жили в одной квартире, но в последнее время виделись мало, - каждый был погружен в свои собственные дела и проблемы.

- И, кстати, советую поторопиться, - кинула Руби через плечо, словно прочла его мысли. Она успела полностью одеться и теперь искала в сумочке ключи. - Если, конечно, ты еще хочешь, чтобы я подбросила тебя до дома.

Пару мгновений назад Эмметт был готов махнуть рукой и поменять пешую прогулку через полгорода за лишние минуты в постели; теперь же он поспешно натягивал боксеры и джинсы. Стеклянный брелок с волком навел его на интересную мысль, а пытливый ум уже вовсю разрабатывал план выполнения этой неожиданной идеи.

- Руби, - немного напряженно сказал он, не отрывая взгляда от ключей в ее руках. - Мне понадобиться твоя помощь. И твоя машина.
запись создана: 12.07.2015 в 00:21

@темы: Аднажды, my ff, Run this town tonight

URL
Комментарии
2016-03-25 в 10:16 

Tomislava
burrito of sarcasm
однажды я дождусь конца этого фика
сяду
и прочту
надеюсь, к тому времени я не буду читать его уже своим внукам :-D

2016-03-25 в 11:29 

Elika Z.
I was an Angel, living in the Garden of Evil
Tomislava, надеюсь, к тому времени я не буду читать его уже своим внукам

ты бы лучше понадеялась читать его не своре кошек)

Я слегка язвительна сегодня, я знаю)

URL
2016-03-25 в 13:26 

Hatikva
Внезапное продолжение, ну надо же.....)) Может однажды мы узрим финал этого романа по однажды 8))))))

2016-03-25 в 14:41 

Elika Z.
I was an Angel, living in the Garden of Evil
Hatikva, ты же знаешь, он написанн)

URL
2016-03-25 в 15:52 

Tomislava
burrito of sarcasm
ты бы лучше понадеялась читать его не своре кошек)
я пыталась хоть в чем-то быть оптимистом
но кошек проще заставить слушать, я думаю))

2016-03-25 в 15:53 

Tomislava
burrito of sarcasm
Может однажды мы узрим финал этого романа по однажды
элика, как донна тартт, которая за 30 лет написала только 3 книги. но при этом многих бомбит от них))

2016-03-25 в 16:18 

Elika Z.
I was an Angel, living in the Garden of Evil
донна тартт

впервые слышу)

URL
2016-03-25 в 17:25 

Tomislava
burrito of sarcasm
Elika Z., потому что ты сама себе донна тартт))
www.livelib.ru/author/226469

2016-03-25 в 18:41 

Hatikva
но при этом многих бомбит от них
да сколько ж можно. когда-нибудь я увижу хоть в финале фика просто безмятежно счастливую Регину?))) или как? (Эммет - на абордаж!!)
примерно так, да XD
проще заставить слушать
главное, вовремя их прикармливать, чтобы не удрали или не заснули 8)

2016-04-20 в 23:48 

LilsRaven
Умного на свете много, мало — хорошего.
только не это... я пообещала себе забыть об этом фике!
:nerve:
я не буду читать, ну буду, ну буду...
НЕТЯСКАЗАЛА!!!

2016-04-20 в 23:51 

Elika Z.
I was an Angel, living in the Garden of Evil
LilsRaven, не будь)

URL
   

Gods & Monsters

главная