10:46 

Waiting for love, PG-13, SwanQueen, CaptainSwan, CaptainCharming (fuck, yeah)

Elika Z.
I was an Angel, living in the Garden of Evil
Название: Waiting for love (I'm burning like a fire gone wild on Saturday)
Автор: Elika Z.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: СвонКвин, КэптанСвон, КэптанЧарминг (толстые намеки)
Предупреждения: ООС и прочие милые шалости.
Саммари: в каждом деле главное - мотивация. И она должна быть правильной.
Посвящение: спешл фо bro!Tomislava, священного кадила и мужика поколено ей в руки или куда только захочет. Только ты можешь заставить писать меня про двух очаровательных раздолбаев, насмешливую королеву и потерявшего ориентиры и всякий стыд принца.
От автора:Все задумывалось как короткое трехстраничное дополнение к Addicted to you, однако в процессе переросло раннего собрата не только в размерах, но и в насыщенности КС и КЧ. Своеобразный вбоквел вбоквела стал полноценным продолжением и занял место в поздравительной линейке для Tomislava. Таймлайн: четыре недели спустя после финальной сцены первой части.

Назойливый звук звонка просочился сквозь завесу сна, пробуждая не только сознание, но и раздражение уставшего Эмметта. Он не спешил открывать глаза, в тайне надеясь, что вместе с замолчавшим звонком минула и беда: только сумасшедший решится трезвонить субботним утром в двери мэра города. Парень лениво потянулся, разминая затекшие мышцы, и с удовольствием вытянул закинутые на подлокотник ноги – диван ему был явно не по росту.

Не успел он насладиться этими маленькими радостями, как в дверь снова позвонили. Эмметт резко распахнул глаза и сел. Первым делом, он опасливо покосился на парадную лестницу, ожидая увидеть там хмурую Регину в халате и не в лучшем расположении духа, готовую испепелить мерзавца на месте. Он успел усвоить, что нет ничего хуже, чем портить настроение мисс Миллз с самого утра. Злые королевы бывшими не бывают.

Но лестница была пустынна, да и сам особняк трепетно оберегал тихое спокойствие спящих хозяев. Редкие пылинки лениво кружились в свете солнечных лучей, пробившихся сквозь плотные шторы. Эмметт хотел плюнуть и снова задремать на неудобном диване, когда незваный гость, так и не поняв намека и размеров совершаемой ошибки, снова нажал на злополучную кнопку.

Проклиная все на свете, Эмметт резко откинул в сторону плед и поежился, сбрасывая с себя остатки сна и холодное прикосновение утра. Ненормальный на крыльце не унимался.

Парень сыпал проклятьями и поспешно натягивал джинсы, чтобы встретится с неизвестным лицом к лицу и доходчиво объяснить. Как это часто бывало, когда торопишься, все работало против него. Левая штанина упрямо не поддавалась, завернувшись у основания, и он какое-то время прыгал на одной ноге в попытке справиться с неожиданной напастью. После этого Эмметта ждало неприятное открытие в виде пропавшей футболки и носка, - его собрат сиротливо скукожился под журнальным столиком. Диван не кстати встал у Эмметта на пути, когда он уже двинулся к входной двери, провоцируя парня на новый поток приглушенных ругательств. Это не могли быть родители: он уже проверил телефон без пропущенных вызовов и тревожных смс. К тому же, несмотря на необдуманные поступки в прошлом, Мэри Маргарет знала лучше, чем заявляться к заклятому врагу в столь ранний час без веских на то оснований.

Пальцы сжимали ручку двери также крепко, как собирался сжать шею гостя Эмметт. Он был так зол, что даже не удосужился посмотреть, кого принесла нелегкая в столь ранний час.

- Наконец-то, лапочка, а то я начал думать, что ты про меня уже…

Эмметт так и не узнал, о чем начал думать Крюк, но был более чем рад поделиться с незадачливым пиратом, что о нем думает он.

Они молча стояли и смотрели друг на друга добрые десять секунд: не до конца проснувшийся Эмметт недовольно щурился от восходящего солнечного света, при этом всем своим видом давая понять, что Крюку лучше начать говорить или просто уйти от греха подальше.

Застывшая в первый момент на лице пирата улыбка стала шире.

- Оу, кажется, я немного не вовремя…

Чертовски верно!

Но затем Джонс окинул многозначительным взглядом голый торс парня, на секунду задержав взгляд на ожоге, оставленным на левом боку горячими объятьями пламени. По его глумливому выражению лица Эмметт понял, что у пирата сложилось неправильное впечатление о происходящем и, как бы ему не хотелось закрыть дверь и залезть под плед, внутренняя потребность разрешить недопонимание все же взяла вверх. Не хватало еще, чтобы подвешенный язык Крюка распустил слухи о его ночевках в доме мэра. Ничего хорошего это ему не сулило. Мэри Маргарет и так была рада попричитать, когда узнала о возобновленных уроках магии. Дэвид усердно кивал в такт ее словам, показывая, что он с ней солидарен, - но большее для жены, чем для Эмметта, - поскольку втайне наверняка только радовался такому раскладу. Джонс по привычке приходил пятничными вечерами к ним домой, чтобы традиционно забрать приятеля на стаканчик виски. Но в последнее время Эмметт был слишком занят и уже несколько пятниц к ряду пропускал дружески встречи из-за занятий с Региной. Он был уверен, что она намеренно назначала уроки именно на это время, потому что держала его до самой ночи, отпуская аккурат к закрытию полюбившегося заведения Грэнни, словно проверяла Эмметта на прочность. Вечер пятницы был сокровенным временем, чтобы расслабиться после рабочей недели, и вероломное нарушение традиций здорово било по выдержке. Пару раз парень готов был плюнуть, поддаться искушению как следует отдохнуть и составить компанию Крюку, но упрямство все же брало верх. Зато его с удовольствием подменял Дэвид.

Нескромными прикосновениями скользила утренняя прохлада по обнаженному торсу и все норовила залезть за пояс брюк. Легкая дрожь пробежала вдоль позвоночника, между лопаток прямо до поясницы.

- Мы занимались допоздна, - неохотно выдавил из себя Эмметт без дальнейших объяснений. Ситуация казалась ему очевидной, уроки с Региной не были тайной за семью печатями, однако в следующую же секунду он осознал свою промашку, когда Джонс понимающе подмигнул.

- Даже не сомневаюсь.

Эмметт подавил стон и желание съездить приятелю по лицу.

- Мы занимались допоздна магией, - хмуро уточнил он, скрестив на груди руки. Бессознательный жест защиты позволил также прикрыть тело от любопытных глаз и чуть-чуть согреться.

- Как скажешь, дружище, - поспешил согласиться Крюк, даже не потрудившись сменить выражение лица, чем буквально вывел парня из себя.

- Нет, Регина просто обучала меня магии, было поздно, я устал и… аргх! – окончательно увяз в своих объяснениях Эмметт и потер лицо ладонью, лишь бы не видеть самодовольно ухмыляющегося пирата, который шутливо поднял руки вверх: здоровую и протез в перчатке.

- Ни в коем случае не осуждаю. Сам бы позанимался с Региной магией, но –

- Ты здесь вообще что делаешь? - нетерпеливо перебил его Эмметт, не желая слушать более подколки на эту тему. Он и сам с досадой понимал, насколько неоднозначно все звучало и выглядело. Случаю у Грэнни уже исполнился месячный срок, но Крюк все не унимался. А уж учитывая способность пирата одним поигрыванием бровей опошлить любую ситуацию...

- Мне назначено, - вмиг посерьезнел Джонс и попытался пройти. Стоявшего в проходе Эмметта не впечатлило. Парень не шелохнулся и недоверчиво воззрился на пирата. Тот же принял оскорбленный вид честной проститутки. – Не веришь, спроси у нее сам.

- Она еще не встала, - заметил Эмметт и внутренне понадеялся, что уж эту фразу озабоченный ум мужчины не извратит. Сам он набросал в голове несколько пошлых интерпретаций.

Как бы то ни было, непристойных комментариев не последовало. Крюк потоптался на месте и огляделся по сторонам. Улица была пустынна, как в кадре из апокалипсической драмы. На самом деле, все нормальные люди еще нежились в теплых постельках, наслаждаясь драгоценными часами спокойствия и здорового сна.

- Может, отойдешь и, наконец, впустишь меня? - Джонс нетерпеливо взмахнул здоровой рукой, как будто простого жеста было достаточно, чтобы убрать единственное препятствие на пути в дом. - Не на крыльце же мне ждать, пока она проснется.

В его словах был смысл, но Эмметт все равно не спешил. В конце концов, не он хозяин особняка, чтобы впускать по утрам сомнительных гостей. Он ничего не имел против Крюка; тот мог без приглашения заявиться на порог квартиры Прекрасных, когда только вздумается, и его пропускали без лишних слов. Но сейчас Эмметт отчетливо осознавал, что сама идея нахождения пирата в доме городского мэра ему не нравится.

В отношениях Джонса с Региной Эмметт до конца так и не разобрался. Раньше Крюк наведывался к ней по вечерам, чем нервировал парня, который, разумеется, старался не подавать виду. Названная мисс Миллз как будто на зло ему каждый раз загадочно улыбалась, стоило ненароком коснуться темы. Эмметт уже бросил все попытки понять, почему ему вообще есть до них дело. Точнее, понять-то он понял, а принять не получалось. Подтрунивающий на эту тему Крюк ни разу не помогал. Мэри Маргарет, кстати, его шуток по этому поводу вообще не понимала, как-то заметив за семейным ужином, что у него просто убогое чувство юмора. Дэвид проглотил замечание вместе с макаронами, но так и не доел свою порцию, размазав ее по тарелке.

- Ну, и? - напомнил о себе Крюк, не дождавшись ответа.

Эмметт тяжело вздохнул. Нелепая надежда, что пират молчаливо уберется восвояси, лопнула, как мыльный пузырь.

- Только тихо, - наконец, принял непросто решение он, поборов себя. Правда, Джонсу пришлось протискиваться в узкий просвет между дверной рамой и стоявшим в проеме Эмметтом, который просто не мог отказать себе в этом маленьком удовольствии.

- Надел бы ты уже хоть что-нибудь, пока кому-нибудь глаз не выколол, - недовольно ворчал Крюк, но был проигнорирован.

Сквозь повисшую тишину они осторожно пересекли холл. Эмметт бесшумно ступал босыми ногами и благословил полы с подогревом; чтобы не цокать каблуками, Крюк пробирался на цыпочках, - сапоги он, к счастью, снимать не стал. Даже цивилизованному Сторибруку не удалось изменить его отношение к гигиене, хотя современную моду пират воспринял благосклонно.

- Будешь кофе? - машинально поинтересовался Эмметт, когда они успешно достигли кухни.

Черт бы побрал воспитание и вежливость!

- Эту гадость? - Крюк только поморщился и непринужденно развалился на стуле. - Нет уж, я лучше как обычно.

Здоровой рукой он потянулся во внутренний карман, выудив из него помятую фляжку с ромом, и сделал приличный глоток. Упомянутая фляга была с боем отобрана у Грэнни, - зрелище вышло занимательным. Крюк клялся, что теперь ни на что ее не променяет и ни за какие деньги не продаст, даже если ему предложат целый корабль.

Повисшее между ними молчание не казалось неловким. Каждый был занят своими мыслями: Джонс смотрел в одну точку, потягивал ром и время от времени вздыхал. Эмметт возился у плиты, зачем-то закинув на плечо полотенце. Все казалось удивительно обыденным, словно каждое субботнее утро начиналось именно так.

Сахар на дне турки зашипел и запузырился, и кухню наполнил приторный запах карамели. На огне засыпанный сверху кофе и залитая вода заваривались в эликсир бодрости и приподнятого настроения. Губы парня зашевелились, пока он беззвучно напевал заигравшую в голове песню. Даже Крюк потянул носом и встрепенулся, отвлекшись от собственных мыслей. Он как-то странно посмотрел на Эмметта; по его лицу нельзя было сказать, что у него на уме.

- Ладно уже, рассказывай, - наконец, великодушно разрешил он и потянулся за конфетой. Зашуршала обертка, секунда, и пират потянулся за следующей. Складывалось ощущение, что он никогда их не жевал, просто закидывал в рот как орешки одну за другой.

Ответа не последовало, пока целая кружка кофе не опустела. Эмметт пил медленно и вдумчиво, наслаждаясь вкусом. Только с недавних пор он смог оценить его по достоинству, до этого предпочитая разбавлять свежесваренный кофе молоком. Помнится, Регина была до глубины души поражена подобным варварством. Сама-то она, разумеется, предпочитала кофе крепким и черным.

Все хорошее когда-нибудь заканчивается, и Эмметт не мог игнорировать Крюка вечно. Гипотетически, конечно, мог, а с применением теории на практику возникали проблемы. Вопреки их враждебному прошлому, Эмметт дорожил этой странной дружбой, возникшей словно из неоткуда. Сам пират нередко называл из отношения ценной взаимовыгодной сделкой и был во многом прав. Общаться с Дэвидом было сложно и смешно одновременно: отеческие наставления от ровесника едва ли можно было воспринять всерьез. А вот приятельские советы бывали весьма полезны, хотя порой Крюк мог быть невыносимым, как, например, сейчас. Не надо было быть гением, чтобы понять, о чем именно спрашивал пират. Это составляло еще одну причину, по которой Эмметт предпочел, чтобы тот не переступал порог особняка.

- Мы занимались магией, - упрямо повторил парень, как будто давал показания.

- Как скажешь, - пожал плечами Джонс и снова зашелестел оберткой. Эмметт ждал расспросов, подколов, возможно даже угроз, но их не последовало. Не разыгрывалась карта ни хорошего, ни плохого полицейского, как это порой бывало, можно было подумать, что Крюку действительно все равно.

Однако Эмметт знал его достаточно долго и хорошо, чтобы с уверенностью утверждать - это не так. Поэтому с каждой последующей конфетой напряжение в душе только возрастало. Казалось, Джонс намеренно начал разговор и самоустранился. Шаблон поведения был сломан, из-за этого порушилась заранее выстроенная линия обороны. Парня никто ни в чем не обвинял, но теперь он сам зачем-то захотел оправдаться.

- Между нами ничего нет, - продолжал убеждать он не понятно кого и при этом давал себе отчет, насколько это глупо.

Крюк неопределенно хмыкнул, прижал ладонью край фантика и начал увлеченно разглаживать его указательным и средним пальцами. Его равнодушие нервировало больше докучливых насмешек.

- Слушай, я не знаю, что ты там себе навоображал, но все, что меня с ней связывает – это Генри и уроки магии по пятницам, - вспылил Эмметт на ровном месте. Его вывело из себя сразу три вещи: молчащий Крюк, шуршащая обертка и собственные оправдания. Все фантики разом были отправлены в мусорку, не уцелел и тот, что придержал для себя пират (мужчина только возвел глаза к потолку). Кружка с выпитым кофе была тщательно вымыта и заняла свое место на верхней полке подвесного шкафчика, -Регина терпеть не могла оставленную на столе посуду. Совершив эти несложные манипуляции, Эмметт облегченно выдохнул. Вроде бы, отпустило.

- Значит, все это ради Генри? – зачем-то уточнил пират, и Эмметт мужественно кивнул, в тайне опасаясь, куда этот разговор может завести.

- Точно, - подтвердил он на всякий случай и окинул взглядом кухню. Все стояло на своих местах, блестели чистотой протертые поверхности, и только Крюк в потертой кожаной куртке, поигрывающий пробкой от фляжки, выбивался из общей картины, которую Эмметт видел перед собой.

- Так, тебе нужно выпить, - неожиданно объявил Джонс и в подтверждение своих слов стукнул флягой по столу, как стаканом, а за тем протянул ее Эмметту. - Проясняет сознание.

Пить по утрам было признаком дурного тона, но Джонс либо об этом не знал, либо просто не задумывался по этому поводу дважды. Как бы то ни было, рука пирата повисла в воздухе.

- Хватит портить все веселье, а то скоро будешь походить на отца и закончишь под каблуком, - подначивал недовольно Крюк с видом ребенка, которому отказали в просьбе. Иногда с ним было также трудно. Его вечная болтовня начала действовать на нервы, и Эмметт почти сдался, лишь бы больше не слышать о сравнениях с Дэвидом. Это была еще одна нелюбимая тема на ряду с шутками о его якобы пылкой страсти к Регине. По понятным причинам он никогда не говорил этого вслух, но всегда надеялся, что ни одна женщина не сделает его настолько бесхребетным. Даже с изгнанным братом-близнецом принца, бесчестным Джеймсом, Эмметт находил больше общего, чем со своим отцом.

Однообразные будни и быт убили в Дэвиде былой задор, которым полнились картинки старой книги сказок; он больше не спасал свою принцессу от злых козней мачехи, а спасался от нее сам, находя успокоение в компании пирата. Да и кто бы мог подумать, что некогда боевая Белоснежка превратится в гиперопекающую мамочку. Эмметт не знал ее прежней, но порой ему действительно не хватало той Мэри Маргарет, - пусть наивной, но все же заботливой и по-настоящему близкой, - родившейся на заре разрушающегося проклятья.

- Другое дело, - удовлетворенно заметил пират, когда парень нехотя оттолкнулся поясницей от края столешницы и взял у него из рук повидавшую несколько миров флягу. Крюк горделиво расправил плечи, словно сумел достичь чего-то поистине удивительного.

Момент душевного единения нарушил недовольный голос со стороны двери.

- Можно узнать, что здесь происходит? - не смотря на ранний час и выходной день, мисс Миллз могла хоть сейчас отправляться в офис. Все было строго по дресс-коду: белый верх, черный низ, уложенные волосы и накрашенные насмешливые губы. Окинув взглядом кухню, чтобы оценить масштаб трагедии, она уделила особое внимание оставленной на плите турке, злополучной фляжке в руках Эмметта и его неподобающему для этого особняка виду. Парень понял по дернувшейся вверх брови и скривившимся губам, что по этим пунктам Регина мысленно сделала пометки, чтобы чуть позже его отчитать.

Чертыхаясь про себя, Эмметт не забыл помянуть недобрым словом и пирата, который облокотился на стол и развернулся всем телом к стоявшей в проеме Миллз. По его широкой улыбке можно было подумать, что он радушный хозяин дома, встречающий долгожданного гостя.

Единственный плюс был в том, что своим жизнерадостным видом он полностью перетянул внимание на себя.

- А он что здесь делает? - ни к кому конкретно не обращаясь, снова поинтересовалась Регина, поскольку ее первый вопрос остался без ответа. Таким же тоном мать спрашивает нашкодившего ребенка, почему вместо любимой вазы в гостиной остались только осколки. По крайней мере, Эмметт почувствовал себя младше на десяток лет, когда чувство вины кольнуло куда-то под ребра.

В этом крылась еще одна проблема: Регина зачастую не воспринимала его всерьез и относилась снисходительно, как к мальчишке, а не как к равному себе взрослому мужчине. Поведение, тон, фразы, будто сброшенные с высоты ее опыта и лет, неприятно били по самолюбию. Каждый раз, когда он пытался подобраться поближе, она щелкала его по носу насмешками и обидными сравнениями, к которым уже пора было привыкнуть. Она восхищала и раздражала его в равной степени, и он злился на себя за эти чертовы чувства. Регина стала его болезненной зависимостью без кайфа, с которой он никак не мог справиться. Кроме того, ему импонировали ее материнские качества, и оставалось надеяться, что в нем хотя бы не успел развиться какой-нибудь Эдипов комплекс.

Однако сейчас речь шла совершенно не об этом. Эмметту пришлось собраться с мыслями, чтобы хоть как-то оправдать присутствие Крюка, который его эмоций, очевидно, не разделял. Наоборот, он широко развел руками, не переставая улыбаться.

- Лапочка, ты ведь сама назначила мне время.

Безрассудность пирата впечатляла: за подобное обращение можно было запросто лишиться руки. С другой стороны, одергивать его было бесполезно.

- Я спрашивала о мистере Своне и причинах, по которым он еще здесь, - фривольность Крюка сошла ему с руки, поскольку Регина определились с жертвой. Она наконец-то уделила внимание парню, который на самом деле обошелся бы и без этого. Натянутая улыбка не сулила ничего хорошего. - Я разрешила вам заночевать в гостиной только потому, что Генри меня об этом попросил, но вы уже, как я посмотрю, освоились. Вещи еще не перевезли?

Сколько, оказывается, в этой женщине сарказма и насмешек. Трудно сказать, было ли в этом что-то личное или она со всеми так развлекалась, - возможно, и то, и другое, но ему казалось, что Регине особенно нравилось цепляться именно к нему. В глазах королевы все окружающие были равны, но он, как показывала практика, равнее. В такие особенно хотелось ее немножко придушить. По-доброму так хотелось.

Пирату хватило ума и такта никак не комментировать последнюю реплику, а вот существовавшее с незапамятных времен правило едва не было Эмметтом нарушено. Он собирался что-то сказать в свою защиту вопреки известному факту: Регина ненавидела, когда люди пытались перед ней оправдаться. Признаться честно, Эмметт сам этого не выносил, но был готов поступиться своими принципами.

Героем дня однозначно стал Джонс, вмешавшись в самый критичный момент.

- Значит, все это ради пацана, - с хитрым прищуром он переводил взгляд с друга на хозяйку дома и обратно. Не будь Эмметт так отвлечен, обязательно отметил закономерность, на которую открыто намекал Джонс.

Регина одарила пирата холодным взглядом, как будто он спросил о самой очевидной в жизни вещи, и ей было жалко времени и сил на заранее известный ответ.

- Именно так я и сказала, - и она больше не стала тратить на него драгоценное внимание, переключившись на Эмметта. Это лишило ее возможности заметить, как многозначительно подмигнул приятелю Крюк. Одним поводом проучить наглеца стало меньше. - Пить с утра? Да вы просто пример для подражания.

- Я не пил, - отставив фляжку, напряженно ответил Эмметт, кинув на пирата уничтожающий взгляд. Он попал во всю эту дурацкую ситуацию из-за него.

- Разумеется, - с наигранным понимаем кивнула Регина, ни разу ему не поверив.- Кстати, почему вы ходите в моем доме полуголым?

К счастью, она проигнорировала Джонса, который усиленно закивал, присоединяясь к вопросу.

- Я не нашел футболку, - глухо сказал парень, переминаясь с ноги на ноги. Под изучающим взглядом стало как-то не по себе. И куда только делась его была невозмутимость и самоуверенность? А ведь он когда-то с доблестью отбивался от нападок зловредного мэра, которая не упускала ни единой возможности его поддеть и на чем-нибудь подловить.

- А в чем вы тогда спали? - как будто бы искренне удивилась мисс Миллз. Краем глаза Эмметт заметил, что Джонс легонько постукивает себя пальцами по губам, видимо, сдерживаясь от неуместных замечаний. Регина это тоже заметила и на секунду устало прикрыла глаза. - Нет, не отвечайте, я не хочу знать. Не забудьте напомнить мне прокипятить тот комплект постельного белья.

Эмметт промолчал. Он был не в том положении, чтобы ей возражать.

- Джонс, в мой кабинет, ты знаешь, что делать.

Крюк радостно вскочил со стула, словно только того и ждал. Забрав оставленную флягу, он в приподнятом настроении торжественно прошествовал мимо хозяйки дома, напоследок кивнув Эмметту. В этом просто жесте наверняка было спрятано важное послание, которое целиком и полностью было упущено единственный сыном Прекрасного принца. Регина проводила пирата взглядом, как будто хотела убедиться, что он никуда не свернет по пути.

- Вы все еще здесь? - сухим тоном обратилась к Эмметту женщина, стоило Джонсу скрыться. Послание было четким и ясным. Парень поджал губы, аккуратно повесил полотенце на спинку стула и без лишних слов направился прямиком ко входной двери. Кроссовки пришлось обувать на босую ногу, а кожаную куртку накидывать на голое тело. Он чувствовал, что Регина буравит его спину взглядом, следя за каждым движением. Наверняка еще и руки на груди скрестила. Скупое «до следующего раза» вместо прощания, брошенное через плечо, осталось без ответа. Эмметт поднял воротник куртки и, не оглядываясь, покинул особняк.

***

Следующая суббота прошла по тому же сценарию: Эмметта разбудил нетерпеливый звонок в дверь. Регина, по-видимому, еще спала, и встречать раннего гостя снова пришлось ему.

Настроение снова было паршивым, футболки снова нигде не было видно.

Только стоявший на крыльце Джонс больше не казался удивленным.

- Почему так долго? - недовольно сказал он вместо утреннего приветствия и шутливых расспросов, а затем, как ни в чем не бывало, прошел мимо парня прямиком на кухню. Эмметт сделал вид, что так и надо.

Все проходило четко по расписанию. Эмметт на автомате курсировал по кухне: турка, сахар, вода, кофе. Джонс дорвался до конфет, и к моменту, когда кофе сварился, а дразнящий аромат заполнил собой пространство, перед ним скопилась приличная горка смятых фантиков. Рома в этот раз ему не досталось: Эмметт отобрал известную флягу, как только из чрева куртки на свет показалась пробка в узком горлышке, так что довольствоваться конфетами пришлось всухомятку.

Закатывать истерику по этому поводу Крюк не стал, но и промолчать не мог.

- Знаешь, я ведь из этой фляги собрался на свадьбе пить за здоровье молодых, - задумчиво протянул он, почесывая небритый подбородок, и его низкий голос эхом разнесся по кухне и ускользнул в гостиную. - Видимо, на нашей с Эммой свадьбе, потому что с такими темпами мы с ней вас опередим.

Шутка стала приедаться, и Эмметт с каменным лицом кинул в пирата полотенцем. Тот ловко увернулся и довольно хохотнул.

- Видел бы ты свое лицо, - ухмыльнулся он. - Нет, ну, правда, точь-в-точь как Дэвид, когда ему нечего возразить.

- Напомни, какого черта ты тут забыл?

За свою нелегкую долгую жизнь Крюк выработал иммунитет ко многим вещам. К грубости, например.

- Меня твоя королева пригласила.

Причина их встреч оставалась тайной, которую Джонс надежно хранил при себе. Еще не время, как-то буркнул он, давая понять, что большего от него не добиться.

- Кстати, о ней.

Эмметт, который в тот момент ставил на место чашку, не оглядываясь на приятеля, махнул рукой, словно отгонял назойливую муху.

- Даже не начинай.

Их уроки проходили не так гладко, как хотелось бы. Только у него что-то начинало получаться, как Регина тут же усложняла задание. Она давила, подначивала, насмехалась и заставляла тренироваться до изнеможения. Магическая материя была сложной штукой, требовавшей концентрации и энергии. К моменту, как он падал на диван, в теле, казалось, не оставалось ни грамма волшебства. Он был убежден, когда-нибудь она вытрясет из него и душу.

- Я никогда и не заканчивал, - беззлобно уцепился за самую несущественную деталь Джонс. Он слез со стула и сгреб фантики одним широким жестом, а затем щедро вручил их Эмметту, чтобы тот выкинул мусор в ведро под раковиной. Сам Джонс, разумеется, сделать этого не мог.

- К твоему сведению, не только я замечаю напряжение между вами, - понизив голос, произнес он, словно делился чем-то сокровенным, однако никаких имен называть не стал.

По его виду можно было решить, что весь Сторибрук замер в ожидании, когда же бывшие враги сойдутся, - любил пират придавать себе излишней важности, что поделаешь. Он забрал флягу и показательно спрятал во внутреннем кармане куртки, а затем вернулся за облюбованное место за столом.

- Используете мальчонку как предлог для встреч и прочей ерунды. И с этим ты тоже недалеко от отца ушел, - не дал он и слова вставить в свою речь. Ловкие пальцы выбили из столешницы барабанную дробь. - Знаешь, он ведь снова позвал меня на прогулку с Эммой.

Захотелось завернуться в плед и больше не показываться на люди.

Это становилось просто смешно. Бывший принц из кожи вон лез, лишь бы провести с Джонсом больше времени. Сам он этого не признавал и даже немного обиделся, когда Мэри Маргарет громко поинтересовалась, не собирается ли он переезжать поближе к порту и пришвартованному там пиратскому судну. Но Дэвид долго дуться не умел, он слишком привык все делать по наказу жены, да и Мэри Маргарет находила полезным его неожиданный интерес в общении с пиратом. Хлопот с маленьким ребенком всегда было предостаточно, возможность хоть немного отдохнуть казалась манной небесной для такой суетливой и гиперактивной мамочки.

Крюк в Эмме души не чаял и всегда находил время для длительных прогулок с коляской по парку. Пусть он и ворчал на Дэвида за навязчивость, дочь Прекрасных окупала все эти мнимые страдания с лихвой. Эмметт даже пытался подтрунивать над пиратом по этому поводу, но Джонса было не пронять - он не стеснялся прилюдно возиться с малышкой, притягивая этим восхищенные взгляды женщин и Дэвида.

- Неужели? - насмешливо протянула вошедшая в кухню Регина. Эмметт первым делом удостоверился, что она надела туфли.

В самом деле, уже второй раз ее появление становилось неожиданностью - даром что она являлась хозяйкой дома. Начинало казаться, что Миллз нарочно спускалась на первый этаж с помощью магии или надевала каблуки специально перед дверью, чтобы застать настырных гостей врасплох.

- Шериф, может, мне стоить пересмотреть свое решение и освободить вас от должности? Раз родители не доверяют вам собственную сестру, опрометчиво было вверять вам целый город.

Нестерпимо захотелось напомнить, благодаря кому она снова занимала мэрский пост, но Эмметт наступил на горло собственной гордости. Судя по всему, мисс Миллз была в неплохом расположении духа.

- Позвольте узнать, что вы опять здесь забыли? - настроение настроению рознь, а Регину не корми, дай только поупрекать. Крюк хмыкнул и поудобнее устроился на стуле, чувствуя себя в безопасности. От цепкой Миллз это не скрылось - И ты тоже, Джонс. Не помню, чтобы приглашала тебя к себе на кухню, - сухо добавила она прежде, чем тот успел козырнуть имеющимся разрешением. - В кабинет.

Крюк устроил целое представление, слезая со стула, чтобы Регина поняла наверняка - ее холодность задела уязвимую пиратскую душу. По такому случаю он специально принял обиженный вид и нарочито медленно прошел мимо нее, как будто даже надеясь на извинения. Их не последовало. Свое мнение по этому поводу он выразил негромко хлопнувшей дверью в кабинет. Регина подняла брови и покачала головой, выбрасывая по ненадобности воспоминания о последней минуте жизни.

Без шумного пирата кухня казалось почти пустой. Эмметт напряженно ждал, когда про него вспомнят и как следует отыграются за выходку Джонса.

В довесок ко всему, несвоевременно зачесалась спина. Возможно, в этом было что-то нервное.

- Мистер Свон, - наконец, устало протянула Миллз, чтобы успеть за это время осмотреть его с ног до головы и придумать, к чем придраться. По ее прищуру парень понял, что причину она нашла. Регина склонила голову набок.

- Конфеты на завтрак? - она осуждающе смотрела на ворох фантиков, которые он продолжал сжимать в руках, а затем перевела взгляд на пустую вазочку: Крюк смел все подчистую. Ее посыл был ясен и прост: сладости вместо завтрака - дурной пример для Генри.

Внутренне Эмметт торжественно поклялся себя убить пирата при следующей встрече.

- Это все Джонс, - парень сдал приятеля с потрохами и даже не почувствовал себя виноватым.

Его отчитывали как ребенка вторую субботу к ряду, - спасибо Крюку. Регина пирату все равно ничего не сделает, зато Эмметту выскажет все, что о нем думает, от и до, он это понял по ее лицу. Все это было ужасно несправедливо, совсем по-детски подумалось ему.

- В том, что на вас снова нет футболки тоже Джонс виноват? - глумливо поинтересовалась Миллз, цепляясь большими пальцами за пояс отглаженной юбки. Отвращение на лице Эмметта стал ей наградой, которую она с видимым удовольствием приняла.

С футболками в этом доме творилась какая-то беда. Памятуя о прошлом разе, парень, вопреки усталости, перед сном положил ее на журнальный столик, чтобы утром с удивлением обнаружить ее пропажу.

- Ну, и долго мне ждать? - послышался из глубин дома недовольный голос Крюка. Регина снова возвела глаза к потолку и покачала головой, как будто сама не понимала, отчего все еще с ним возится.

- Вам уже пора, шериф. Не забудьте помыть за собой турку или в следующий раз она может откусить вам руку, - без тени улыбки заметила она на прощанье, оставляя Эмметта на кухне одного.

***

Через неделю мало что изменилось, только пришлось встать еще раньше.

- Серьезно, да подойди к ней уже и прямо все скажи, - с набитым ртом возмущался Джонс. В этот раз Эмметт спрятал от него вазочку с конфетами, и пирату пришлось довольствоваться омлетом с зеленью, оставшимся после завтрака с Генри. - Или шлепни по заднице, когда она будет проходить мимо.

За свою дерзость он получил влажным полотенцем в лицо: Эмметт серьезно отнесся к последнему предупреждению Регины и перемыл всю грязную посуду из раковины. Лучше не рисковать, здраво рассудил он, потому что чувство юмора у Миллз всегда было специфическим.

- Что? - разбушевался Крюк, но все же сбавил тон, встретившись с предупреждающим взглядом парня. - Только не говори, что никогда об этом не думал. Друг, это нормальное желание любого здорового мужчины, который хоть раз видел ее в платье, - на полном серьезе заявил он, и Эмметт с ним внутренне согласился. Вслух бы он это ни за какие деньги мира в этом не признался. Крюк, тем временем, мечтательно продолжал. - Будь у меня две руки, я бы рискнул.

Захотелось кинуть в него еще чем-нибудь, но под рукой ничего, кроме кружки не оказалось.

Вероятно, Джонс продолжил развивать свою мысль, насколько у Эмметта хватило бы терпения его слушать, если бы со стороны лестницы не послышались торопливые шаги, а в следующую секунду на кухню не ворвалась Регина. Это появление отличалось от предыдущих: на всегда спокойном лице женщины было написана нескрываемая тревога. Эмметт выпрямился, да и Крюк за столом затих и отложил в сторону вилку.

- Где Генри? - с трудом держа себя в руках, требовательно спросила Регина - она всегда так себя вела, когда волновалась. Миллз обвела кухню взглядом, словно надеялась, что мальчик прячется где-то здесь. - Его нет в комнате, он не отвечает на телефон и...

- Он с Дэвидом в конюшнях, - поспешил успокоить ее Эмметт, невольно делая шаг вперед. Это странно, но он действительно хотел протянуть руку и коснуться ее, заверить, что все в порядке. К счастью для всех, он успел вовремя себя остановить.

- В конюшнях? - глухо переспросила Регина, боясь напрасно надеяться. Она все еще тяжело дышала. Судя по тому, что женщина была полностью одета и накрашена, она хватилась сына прямо перед тем, как спуститься сюда.

- Да. Мы утром с ним позавтракали, и Дэвид его забрал, - приходилось говорить медленно и спокойно, чтобы Регине было легче уловить смысл сказанного. Она с долей подозрения посмотрела на него, словно пыталась удостовериться, что все это не жестокий розыгрыш. Эмметт не отвел взгляд и боялся моргнуть, смотря ей прямо в лицо, как делают честные люди. Дыхание Регины выровнялось, и она в изнеможении села за стол, как будто только переживание за сына удерживало ее на ногах, а теперь силы покинули ее.

- Кофе? - немного неуверенно предложил Эмметт, и получил молчаливый кивок. Внутри что-то радостно сжалось, однако парень постарался не придавать этому значения.

Кофе еще не успел остыть. Регина приняла кружку без слов и сдержано улыбнулась, - скорее машинально, чем с благодарностью, но все равно было приятно. Она тут же перевела взгляд в окно, но вряд ли что-то действительно видела, провалившись в собственные мысли. Чтобы не мешать и не чувствовать себя бесполезным, Эмметт сполоснул турку и протер столешницу от крошек хлеба. Крюк тоже не стал перетягивать одеяло на себя или привлекать внимание к случившемуся. Он молча расправился с остатками омлета и принес пустую тарелку и вилку Эмметту с гордостью ребенка, удачно сходившего на горшок. Вздохнув, парень не стал ничего говорить - бесполезно! - и безропотно принялся мыть посуду. Шум воды из-под крана и Регина, которая отстраненно продолжала пить кофе маленькими глотками, сыграли пирату на руку. Джонс наклонился, чтобы проникновенно сообщить на ухо:

- Если тебя утешит, то сейчас ты не был столь жалок.

И он ободряюще похлопал Эмметта по спине. Холодный металл многочисленных колец неприятно обжигал кожу. Парень сжал зубы, но никак не отреагировал.

- Вот и славно, - громко объявил Крюк. Он поравнялся с Региной, которая легким поворотом головы дала понять, что слушает его. - Я буду у себя, лапочка.

«У себя» - значит, в ее кабинете. Просто Джонс очень любил чувствовать себя причастным и легкомысленно относился к чужой собственности.

За вальяжной походкой последовало раздутое самоуверенностью эго.

Воцарившаяся на кухне атмосфера неприятно напоминала о Неверленде, полнившемся переживаниями и личными страхами. Внутренние сомнения прогрызали путь наружу изнутри, а неведенье провоцировало панику. Утренняя ситуация была и на сотую долю не столь ужасной в сравнении с злоключениями на проклятом острове. Они покинули тот ад, но часть его все равно зацепилась в душе и пустила корни. Эмметт уловил отголоски естественного страха родителя за ребенка на лице Регины, как только она сюда зашла. Ее трудно было винить; скорее всего, воспоминания будут преследовать до конца жизни, вытягивать из глубин сознания мысли о самом ужасном, срабатывать при обстоятельствах, хотя бы отдаленно напоминающих тот кошмар.

Остров заразил их мраком отчаянья, сводил с ума и подводил к краю; но он же укрепил доверие между ними. С выпавшими испытания невозможно было справиться в одиночку. Возникшая потребность помогать и поддерживать порой достигала поразительных размеров. То, что Эмметт почувствовал при виде испуганного лица Миллз, все еще настойчиво толкало под локоть, но он сопротивлялся, убеждая себя, что нужное время упущено. Вряд ли теперь Регина примет его помощь или слова утешения, она уже практически полностью вернула себя былое самообладание. Ему выпал редкий шанс наблюдать в процессе, как она собирает себя по кусочкам. Спина выровнялась, поза стала менее напряженной, плечи расправились, сфокусировался некогда остекленевший взгляд.

- Как кофе? - задал наиглупейший вопрос Эмметт, не придумав ничего лучше. На самом деле, он хотел спросить, как она себя чувствует, но знал, что Регина вряд ли будет с ним честна. Пусть лучше осыплет его колкостями, потому что не было состояния хуже, чем беспомощное наблюдение со стороны. Он не знал о чем с ней говорить, что делать, как стоять и куда деть руки в такие редкие хрупкие моменты.

Регина никак не отреагировала на вопрос. Она отставила пустую кружку в сторону, сложила руки перед собой и только тогда подняла на него взгляд.

- Терпимый, - после секундного молчания вынесла вердикт, и у Эмметта отлегло от сердца. Вот она, Регина, которую он знал. Он не смог сдержать улыбки и готов был поклясться, что губы Миллз дрогнули в стоическом сопротивлении ответить ему тем же.

- Когда будете уходить, захватите мусор и верните вазочку на место, - совсем другим, привычным деловым тоном распорядилась она, вставая из-за стола. Эмметт выдохнул. А чего он, собственно говоря, ждал? Уж точно не благодарности.

- Мне всегда казалось, зарплаты шерифа должно быть достаточно, чтобы купить футболку, - не оборачиваясь, добавила она уже в дверях, заставив Эмметта усмехнуться и помрачнеть.

Дело об исчезнувшей футболке все еще не было раскрыто.

***

- Ты хочешь сказать, что все это время проводишь с ней наедине? – в неверии воззрился на него Крюк неделю спустя.

Вот так сюрприз, они опять сидели на кухне. Перед Джонсом стояла кружка свежесваренного кофе, наполовину разбавленного ромом, - в другом соотношении он отказался даже пробовать. Каждый раз, когда пират подносил кружку к губам, он вспоминал о чем-то важном, чем незамедлительно делился с сидящим напротив приятелем.

Эмметт неопределенно пожал плечами, жалея, что проговорился об этом в разговоре. Хотя сложно было назвать разговором пару скупых, едва различимых слов. Можно было подумать, что он переел мороженого и заработал ангину или простыл на холодном ветру, но правда никак не сходилась с этими версиями. Большую часть ночи он осваивал магическое похищение голоса на канарейке, которую Регина великодушно сотворила прямо из воздуха. Навык полезный, особенно когда приходилось иметь дело с болтливым пиратом.

- Мне начинает казаться, что твой отец позовет меня на свидание раньше, чем ты - свою любимую королеву.

Иногда оставалось только удивляться, как с таким длинным языком и привычкой совать нос в чужие дела Джонс отжил три сотни лет и отделался лишь одной отрубленной конечностью.

- Я все понял, - громко объявил Крюк несуществующей публике и указал на него пальцем.

В такие моменты можно было даже не тратиться на ответ, - Джонс в любом случае свое мнение выскажет. Не выспавшийся Эммет методично замещал кровь в венах на кофе.

Прошлый вечер его изрядно вымотал.

Ничто не предвещало беды и размерено протекало по накатанной. По сложившейся традиции Джонс заявился ровно в девять. Сияющий Дэвид поспешил вслед за пиратом, уже не слушая наставления от любимой. Эмметт собирался на занятие и безбожно опаздывал: пришлось задержаться на работе и отписывать смс на номер Регины. Но самый большой сюрприз преподнесла ему Мэри Маргарет; она напевала что-то под нос, суетливо передвигаясь по квартире. Сначала Эмметт не придал этому особого значения, он и сам был занят. Подозрения закрались в тот момент, когда раздавшийся щелчок замка, а за ним и возбужденное щебетание выманили парня из ванной посмотреть на позднего гостя. Им оказалась Руби, которая даже после падения заклятья не смогла окончательно побороть страсть к откровенным нарядам и вульгарной красной помаде.

Вот тут-то все и вскрылось.

Мэри Маргарет невинно захлопала глазами, когда он сдержано заметил, что она не предупреждала его ни о каком «вечере в кругу девчонок». Она так искренне удивилась, что он даже засомневался на мгновение в своей внимательности.

Разве она не говорила, что ему надо остаться с маленькой сестрой дома? Нет? Ничего страшного, один раз можно и пропустить занятие. Или что, он уже забыл, что Регина сделала их семье? В конце концов, у него есть обязанности и никакие возражения не принимаются.

Там еще, кажется, было что-то о безответственности и увлеченностью пиратами, но он не был уверен, что эти претензии адресовались ему. Эмметт вообще к концу гневной тирады плохо соображал и еще минуту стоял в прострации в опустевшей квартире, а потом похолодевшими пальцами отправил очередное смс. Регина с него три шкуры за это спустит, если вообще соблаговолит тратить свое драгоценное время и внимание на неблагодарного ученика.

Правда состояла в том, что Эмметту не всегда удавалось справляться со своенравной сестрой. Первую возможность научиться обращаться с маленькими детьми он упустил, а теперь просто не знал, что делать, когда Эмма начинала плакать или капризничать. Проще говоря, он немного побаивался оставаться с ней один.
Сначала все шло довольно неплохо, а затем Эмма проснулась. После десяти минут безуспешных попыток успокоить заплаканного ребенка и двух неудачных попыток дозвониться родителям, он настолько отчаялся, что переступил через гордость и набрал Регине в надежде на ее помощь. Надо отдать ей должное, она ограничилась только томительным молчанием в трубку, прежде чем сухим тоном дала свое согласие. За короткими гудками последовал стук в дверь, - у магических перемещений было несомненное преимущество в скорости.

На этом волшебство не закончилось. Стоило только Регине взять ребенка на руки, как малышка замолчала. Это было странно, наблюдать со стороны как грозная мэр, некогда наводившая страх на весь Зачарованный лес, что-то тихо напевает Эмме. Убаюканная, та постепенно закрывала глазки; не прошло и минуты, как она крепко спала. Для Эмметта увиденное было сродни чуду и вызывало странное ощущение в груди. Он как будто увидел картину из прошлого, которую безответственно пропустил.

Материнское начало в Регине было очень сильным, что наглядно продемонстрировал Неверлэнд. Ей не нужна была кровная связь, чтобы считать Генри родным; как и всякий родитель она боялась одного - пережить собственное дитя. Эмметт также помнил, что она сделала с Майклом Тилманом. Но увидеть ее материнскую сторону на примере Эммы – ребенка некогда ненавистной ею четы, - было совсем иное. Пусть потом пришлось выслушивать лекцию о безответственных родителях и таких же сыновьях, это того стоило.

- ... но, очевидно, твой план не действует, поэтому у меня только один вопрос.

Джонс выжидающе посмотрел на друга, специально закончив на мажорной ноте, чтобы Эмметт начал его расспрашивать. Парень понятия не имел, о чем до этого говорил пират, поэтому, чтобы не попасть впросак, неопределенно протянул:

- Ммм?

Еще одним достоинством Крюка, помимо прочих недостатков, было то, что он довольствовался малым. Даже такого откровенно фальшивого интереса оказалось достаточно, чтобы удовлетворить его жажду внимания.

- Зачем ты их бреешь? - на полном серьезе спросил он, и Эмметт опешил. Он боялся даже представить, о чем до этого соловьем разливался Джонс, если монолог венчался подобным вопросом. Больше всего обескураживал общий вид пирата: Крюк смотрел на него с неподдельным укором.

В этот раз вошедшая Регина стала спасением. Удивительно, но ей как-то удавалось казаться выспавшейся, хотя поспала она не больше, чем Эмметт, и он подумал, что без магии здесь не обошлось.

Когда он добрался до особняка, было уже за полночь, но Миллз и не думала спать. Предусмотрительно оставляя квартиру Прекрасных, она сухо уведомила парня, что занятия никто не отменял. Его приход застал ее за разбором документов в гостиной, - она так и не переоделась, полностью поглощенная процессом. Белоснежке некогда было править отобранным королевством, Мэри Маргарет уж тем более не разбиралась в политических и административных тонкостях управления не отмеченным на картах, но вполне себе настоящим городом. Ее уход, поданный как вынужденная отставка по беременности и родам, прикрыл позорные бумажные завалы и полную неспособность руководить в реальных условиях. Великодушно вернувшаяся на прежнюю должность Регина столкнулась с проблемами во всех сферах, которых коснулась самонадеянная падчерица, и вот уже месяц пыталась совладать с доставшимся наследием. Эмметт не мог не заметить, что это выматывало ее, однако же она никогда не жаловалась и не роптала, молчаливо справляясь с трудностями, - в нынешних условиях немногие согласились бы работать под ее началом. Ее упорство и целеустремленность впечатляли и выдавливали совсем неуместную жалость. Она никогда не просила помощи, и они не были еще настолько близки, чтобы Эмметт мог убедить ее в том, что принимать помощь от других - это нормально.
В этот раз Генри нигде не было видно, как и его редких друзей: он ночевал у какого-то школьного приятеля, чем номер и адрес, наверняка, был давно записан аккуратным почерком в блокнот действующего мэра, а родители проверены на наличие грехов в сказочном и реальном мирах. Эмметт знал, не видеть сына, не чувствовать его присутствия в доме - все это очень сильно давило на Регину, и она находила успокоение в привычной рутине, вроде проверки городского бюджета, или в высыпанных на него саркастических шпильках.

Одиночество было ее перманентным состоянием, возможно, поэтому она не возражала против их утреннего присутствия на кухне. Или же просто привыкла. В любом случае, никаких вопросов на этот раз не последовало.

- Мне начинает казаться, что проклятье до сих пор действует, - невзначай обронила она по пути к плите и только. После прошлого раза Эмметт предусмотрительно заварил кофе на несколько порций. Регина как раз невозмутимо наливала себе чашку, словно подобное было в порядке вещей.

Сегодня она одела платье, и в те недолгие секунду занятости у плиты Эмметт просто рассматривал ее со спины. Левая рука зачесалась, но явно не к деньгам. Наверное, у него было при этом странное выражение лица, поскольку Крюк нахмурился и обернулся, чтобы понять, что же привлекло внимание друга прямо над его плечом. Когда они вновь встретились взглядом, Джонс понимающе ухмыльнулся и поднял брови. Весь самодовольный вид его кричал «а я что говорил», и Эмметт злился.

- Ваше Величество, рассудите нас, - напыщенно обратился он, продолжая смотреть Эмметту в лицо. У парня все внутри похолодело, он уже боялся того, что сейчас мог выдать Джонс, у которого фильтра между мозгом и ртом попросту не существовало. - Я утверждаю, что наш спаситель - копия своего отца, а он не согласен.

- Вот как? - снисходительно поддержала разговор Регина, наконец-то развернувшись лицом. Она не присоединилась к ним за стол, оставшись стоять у плиты с самым независимым видом. К тому же, это позволяло ей взирать на них сверху вниз. Не то, чтобы у нее были какие-то сомнения по поводу главенства на этой кухне. - И на кого же из родителей вы, по-вашему, похожи?

Провокационный вопрос. Можно было даже сказать, что вопрос с подвохом. Миллз откровенно над ним насмехалась, сохраняя серьезное выражение лица. Ее выдавали глаза. Нечто похожее он уже видел сегодня ночью, когда ей надоело наблюдать как он безрезультатно бьется над замолкшей канарейкой – контр-заклятье выходило из рук вон плохо. По мнению Регины, ему просто не доставало мотивации, и она взмахом руки лишила его голоса. Накопленная за ночь магическая энергия постепенно возвращала способность говорить.

- Вылитый Дэвид, - настаивал Крюк, не дав Эмметту и тихого слова вставить. В который раз оставалось не понятно, правда, к чему он вообще спрашивал чужого мнения. Возможно, ему просто нравилось слушать звучание собственного голоса. - Мне кажется, он и понятия не имел, что находится в отношениях, пока его прыткая избранница не оголила свои прелести в их первую брачную ночь.

Он честно заработал полотенцем в лицо, - очередная субботняя традиция! - но довольная улыбка не сошла с его губ, равно как и с губ Регины. Кажется, она находила его замечание забавным. Даже по прошествии стольких лет, принижение четы Прекрасных в ее присутствии оставалась беспроигрышной темой для шуток. Были среди них и справедливые замечания, но Эмметт каждый раз чувствовал, как долг вынуждает его вступиться за названных родителей.

- Ну же, шериф. Если вас это утешит, вы унаследовали от родителей не самые худшие черты. Особенно если учесть, что ваша мать была разыскиваемой преступницей, - не осталась в стороне Регина. Ее похвала прозвучала почти как оскорбление, и в подобного рода вещах ей не было равных.

Подливающий масла в огонь Крюк согласно закивал.

- Мне уже давно кажется, что она где-нибудь подкараулит меня за то, что я увожу ее мужа из семьи, - драматично возвестил пират и, кажется, был не так уж далек от истины. - Да, он снова позвал меня погулять с Эммой. Не завидуй, ты же должен желать сестре только лучшего. Можешь демонстрировать свой голый торс сколько влезет, но вот, - не страдая излишней скромностью, указал Крюк на себя. - Идеальная мужская модель для нее.

Регина на мгновение прикрыла глаза ладонью, словно у нее голова закружилась от самоуверенности пирата. Тот нисколько не смутился, - вера в себя была непоколебима, как и любовь к морю, - поднялся из-за стола и галантно указал на дверь правой рукой. Если бы Эмметт не знал, что это протез, то принял бы ее за настоящую.

- После вас.

Удивительно, но Регина шутливое приглашение приняла со свойственным величием. По ее осанке и горделивому виду можно было подумать, что вовсе не безродный пират, а как минимум принц многовековой династии просит ее последовать в кабинет собственного дома. Вот этой легкости и простоты не доставало Эмметту в их взаимоотношениях. Он слишком старался и во многом поэтому получал отказ.

- Приберите на кухне и разбудите Генри. Молоко в холодильнике, хлопья на столе, корица на полке со специями, - будничным тоном раздавала указания Регина. Наверное, решила, что хватит с него на сегодня унижений. - На диване я оставила новую футболку, не стоит показываться ребенку в таком виде и подчеркивать отсутствие воспитания и любовь к нездоровой пище.

В который раз он наступает на эти грабли! Последнее замечание его прямо-таки задело. Эмметт снова поклялся впредь не делать столь поспешных выводов касаемо Регины и ограничить потребление сладкого.

- А если она окажется мне мала? - все же не смог удержаться он от хриплого замечания вслед.

- О, посмотрите-ка, у кого прорезался голос, - насмешливо заметила Регина. Она смерила его взглядом в тон словам. - Не льстите себе, шериф. Ваш размер ясен с первого взгляда.

А вот это было особенно обидно и больно! Зато как тонко: Эмметт оскорбился и оценил одновременно. Джонс застал его уже в растрепанных чувствах.

- Мне не было так неловко с тех пор, как Дэвид сообщил, что не прочь как-нибудь покататься ночь напролет на моем Джоли Роджере, - обдавая ухо теплым, пропитанным алкоголем дыханием, поделился напоследок Крюк. - До сих пор не знаю наверняка, что он имел в виду.

@темы: Em's, my ff, Аднажды, жованный крот

URL
   

Gods & Monsters

главная